Российские законы

Определение Рязанского областного суда от 08.09.2010 N 33-1573 <Суд пришел к обоснованному выводу о том, что сделки дарения доли недвижимого имущества заключены, и правильно признал за истцом право собственности на долю спорного жилого дома и долю земельного участка, поскольку в соответствие с ГК РФ не предусмотрена недействительность договора дарения недвижимого имущества в случае несоблюдения требования о государственной регистрации такого договора, правовых оснований полагать, что в данном случае договоры дарения являются недействительными или незаключенными, не имеется>

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 сентября 2010 г. N 33-1573

(извлечение)

8 сентября 2010 года Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе К.М.Н. на решение Михайловского районного суда Рязанской области от 21 июля 2010 года, которым постановлено:

Иск А.П.В. к МИФНС России N 5 по Рязанской области о признании заключенными договоров дарения и признании права собственности на долю жилого дома и долю земельного участка удовлетворить.

Считать заключенными договоры дарения от 27 сентября 2002 года 1/2 доли земельного участка и 1/2 доли жилого дома между А.А.И. и А.П.В., удостоверенные нотариусом С.М.А. и зарегистрированные в реестре.

Признать за А.П.В.
право собственности на 1/2 долю земельного участка площадью 1882 кв. м и 1/2 долю жилого дома общей площадью 46,5 кв. м.

Иск К.М.Н. к МИФНС России N 5 по Рязанской области о признании права собственности на 1/3 долю жилого дома и 1/3 долю земельного участка в порядке наследования удовлетворить частично.

Признать за К.М.Н. право собственности в порядке наследования по закону после смерти ее отца ФИО8, умершего 14.11.2009, на 1/6 долю жилого дома общей площадью 46,5 кв. м и на 1/6 долю земельного участка площадью 1882 кв. м.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи С.А.А., объяснения К.М.Н., ее представителя адвоката Б.Е.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения А.П.В. и третьего лица Л.Л.М., судебная коллегия

установила:

А.П.В. обратился в суд с иском к МИФНС России N 5 по Рязанской области о признании заключенными договоров дарения и о признании права собственности на долю жилого дома и долю земельного участка.

В обосновании своих требований он указал, что 27 сентября 2002 года его мать - А.А.И. подарила ему 1/2 долю земельного участка площадью 1882 кв. м и 1/2 долю жилого дома общей площадью 46,5 кв. м, о чем были составлены договоры дарения и нотариально удостоверены. Он принял недвижимость, оговоренную в указанных договорах, владеет, пользуется ею по настоящее время, т.е. полностью исполнил сделку. Однако по невнимательности и незнанию закона вышеназванные договоры не были зарегистрированы в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, как того требует действующее законодательство. Законом не предусмотрен срок, в течение которого данная сделка подлежит регистрации. Форма указанных договоров была соблюдена, частично не было выполнено только требование о последующей регистрации
договоров. Часть 3 статьи 165 ГК РФ дает право суду в случаях, если сделка совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В данном случае возможность регистрации сделки исключена в связи со смертью дарителя А.А.И., умершей 16.10.2003.

Договоры дарения доли земельного участка и доли жилого дома подписаны сторонами и удостоверены нотариально. Выполненные условия сделки указывают, что договоры дарения указанного имущества заключены. Последующее пользование указанным имуществом в течение восьми лет является подтверждением состоявшейся сделки. Отсутствие регистрации лишает истца возможности оформления юридических прав собственника.

На основании изложенного, в судебном заседании дополнив и уточнив требования, А.П.В. просил суд: считать заключенными договор дарения доли земельного участка и договор дарения доли жилого дома от 27 сентября 2002 года, удостоверенные нотариусом С.М.А. в реестре; признать за ним право собственности на 1/2 долю земельного участка площадью 1882 кв. м и 1/2 долю жилого дома общей площадью 46,5 кв. м.

К.М.Н. - третье лицо по иску А.П.В., заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, обратилась в суд с иском к МИФНС России N 5 по Рязанской области о признании права собственности на 1/3 долю спорного жилого дома и 1/3 долю спорного земельного участка в порядке наследования.

В обоснование своих требований К.М.Н. указала, что 16 октября 2003 года умерла ее бабушка А.А.И., после смерти которой открылось наследство в виде жилого дома и земельного участка. Наследниками первой очереди после смерти бабушки являются ее дети - ее (К.М.Н.) отец А.Н.М., тетя Л.Л.М. и дядя А.П.В. Каждый из наследников вступил в права наследования после
смерти А.А.И., и их доля в наследстве составила по 1/3. Ее отец А.Н.М. после смерти А.А.И. по незнанию закона в установленный срок с заявлением о принятии наследства в нотариальную контору не обратился, однако принял его фактически путем проживания как до ее смерти, так и после в наследуемом доме, путем распоряжения и пользования предметами обихода и домашней утвари, путем использования по назначению наследуемого земельного участка. 14 ноября 2009 года ее отец - А.Н.М. умер. Она является единственной наследницей отца. В установленный законом срок она обратилась в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства, но наследство на 1/3 доли спорного имущества она оформить не может, так как отец при жизни не оформил права наследования спорным имуществом.

На основании изложенного, уточнив требования, К.М.Н. просит суд признать за ней право собственности в порядке наследования на 1/3 долю земельного участка площадью 1882 кв. м и 1/3 долю жилого дома общей площадью 46,5 кв. м.

Суд удовлетворил исковые требования А.П.В. и частично удовлетворил иск К.М.Н., постановив указанное решение.

В кассационной жалобе К.М.Н. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное и вынести новое решение, которым удовлетворить ее требования в полном объеме, а в иске А.П.В. отказать. Полагает, что судом сделан неправильный вывод о заключении договоров дарения при отсутствии регистрации договоров; считает данные договоры ничтожными как не соответствующие требованиям закона; указывает на процессуальные нарушения при рассмотрении дела.

Проверив законность и обоснованность постановленного решения в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Судом установлено, что 16 октября 2003 года умерла А.А.И., после смерти которой открылось наследство в виде
доли дома и земельного участка.

Наследниками первой очереди по закону имущества умершей А.А.И. являются ее дети: А.П.В., Л.Л.М. и А.Н.М.

Один из наследников - А.Н.М. умер 14 ноября 2009 года. Его наследником по закону является его дочь - К.М.Н.

Разрешая настоящий спор, суд обоснованно руководствовался ст. 218 ч. 2 ГК РФ, в силу которой в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

В соответствии со ст. 1111 - 1114 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Наследство открывается со смертью гражданина. Днем открытия наследства является день смерти гражданина.

В соответствии с требованиями ст. 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно не находилось. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

В силу ст. 1153 ч. 2 ГК РФ признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник вступил во владение или в управление наследственным имуществом.

Рассматривая вопрос о составе наследственного имущества после смерти А.А.И., суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что спорный дом и земельный участок, принадлежали
на момент смерти наследодателю только в 1/2 доле и в наследственную массу входит 1/2 доля спорного дома и земельного участка.

При этом, разрешая требования А.П.В. о признании договоров дарения 1/2 доли спорного жилого дома и 1/2 доли земельного участка от 27 сентября 2002 года заключенными и признании права собственности за ним на 1/2 долю жилого дома и земельного участка, суд правильно исходил из следующего.

Согласно п. 1 ст. 165 ГК РФ несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом, - требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.

В соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29.04.2010 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав“ (п. 60), отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости, заключенного между этим покупателем и продавцом.

Статья 574 ГК РФ предусматривает требования к форме договора дарения и последствия ее несоблюдения.

Так, в пункте 2 указанной нормы установлено, что договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме в случаях, когда дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда, а также когда договор содержит обещание дарения в будущем. В случаях, предусмотренных настоящим пунктом, договор дарения, совершенный устно, ничтожен.

Согласно пункту 3 указанной статьи договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Поскольку вышеприведенной нормой ГК РФ не предусмотрена недействительность договора дарения недвижимого имущества в случае
несоблюдения требования о государственной регистрации такого договора, правовых оснований полагать, что в данном случае договоры дарения от 27 сентября 2002 года являются недействительными или незаключенными, не имеется. По другим основаниям указанные договоры никем не оспорены и не признаны недействительными.

Кроме того, действующее законодательство, в том числе ГК РФ и ФЗ “О государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество и сделок с ним“, не предусматривает сроков обращения граждан в регистрационную службу с просьбой о государственной регистрации договора отчуждения недвижимого имущества и перехода права собственности по нему.

Рассматривая дело в указанной выше части, суд установил, что стороны договоров дарения исполнили договоры: А.П.В. фактически пользовался жилым домом и земельным участком. По независящим от воли сторон причинам - смерти А.А.И., в настоящее время А.П.В. лишен возможности зарегистрировать сделки и переход права собственности по ним.

Анализируя представленные сторонами доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что сделки дарения доли недвижимого имущества заключены и правильно признал за А.П.В. право собственности на 1/2 долю спорного жилого дома и 1/2 долю земельного участка.

Данный вывод суда мотивирован и подтвержден материалами дела, оснований считать его неправильным у суда кассационной инстанции не имеется.

Поскольку только 1/2 доля спорного жилого дома и 1/2 доля земельного участка входят в наследственную массу после смерти А.А.И., умерший А.Н.М. наследство после смерти матери принял фактически, судом правильно рассмотрены требования К.М.Н. и признано за ней право собственности на спорный жилой дом и земельный участок в 1/6 доле после смерти ее отца.

Из материалов дела следует, что судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых обстоятельств по делу,
дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам, достаточно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные правоотношения.

Ссылка кассатора на неправильную оценку судом имеющихся доказательств, не может быть принята во внимание. Суд оценил все представленные сторонами доказательства и в соответствии с ч. 4 ст. 67 ГПК РФ результаты оценки отразил в решении, при этом указал мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие - отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. Оснований для иной оценки представленным доказательствам, в том числе показаниям свидетелей, у суда кассационной инстанции не имеется.

Доводы кассационной жалобы о недействительности договоров дарения являются несостоятельными по изложенным выше основаниям. Они основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства.

Ссылка в кассационной жалобе К.М.Н. на нарушение судом процессуальных норм, не является основанием для отмены решения суда, поскольку сама К.М.Н. была привлечена судом к участию в процессе по иску А.П.В., имела реальную возможность приносить свои возражения и представлять доказательства. Рассмотрение дела в отсутствие другого наследника - Л.Л.М. не влияет на права кассатора, тем более, что она надлежащим образом была извещена о дне и времени рассмотрения дела.

Таким образом, решение суда постановлено в соответствии с нормами материального права и с соблюдением норм процессуального права. Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для его отмены в кассационном порядке не имеется.

Судебная коллегия полагает, что решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, а кассационная жалоба не содержит доводов, опровергающих выводы суда.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Михайловского районного
суда Рязанской области от 21 июля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу К.М.Н. - без удовлетворения.