Российские законы

Обзор надзорной практики по уголовным делам Президиума Самарского областного суда за апрель - август 2002 года

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ПРЕЗИДИУМА САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА АПРЕЛЬ - АВГУСТ 2002 ГОДА

1. На применение акта амнистии согласие осужденного не требуется.

(Извлечения из постановления N 07-03/159 Президиума Самарского областного суда от 11.04.2002)

Определением Отрадненского городского суда условно-испытательной инспекции отказано в применении амнистии Т., так как он возражал против этого.

Президиум областного суда определение отменил, указав следующее.

Т. осужден по “а, б, в, г“ ч. 2 ст. 158 п. УК РФ на 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

В соответствии с п. 4 ст. 5 УПК РСФСР уголовное дело прекращается производством, если акт амнистии, устраняет применение наказания за совершенное деяние.

В данном случае в
отношении Т. имелся вступивший в законную силу приговор, который исполнялся.

В соответствии со ст. 7 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 26 мая 2000 года “Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов“ условно - осужденные к условной мере наказания освобождаются от наказания и согласия осужденного на применение амнистии в данном случае не требуется.

2. В соответствии с п. “а“ ч. 1 ст. 58 УК РФ с учетом обстоятельств совершения преступления и личности осужденного суд обязан обсудить вопрос о назначении отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/166 от 26.04.2002).

Приговором Ленинского районного суда П. признан виновным в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, с отбыванием наказания в колонии - поселении.

Президиум областного суда приговор отменил, указав следующее.

Из материалов дела следует, что П. на основании заключения эксперта признан страдающим опийной наркоманией и нуждающимся в применении принудительного лечения, противопоказаний к которому нет.

Суд, назначив П. наказание в виде лишения свободы и применив к нему на основании ст. 97 УК РФ принудительное лечение от наркомании, определил отбывание его в колонии - поселении, хотя в этих исправительных учреждениях такое лечение не осуществляется.

3. В соответствии с п. “б“ части 1 ст. 58 УК РФ женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений независимо от рецидива или опасного рецидива преступлений..., отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/144 от 11.04.2002)

Шенталинским районным судом С. осуждена по п. п. “а,
в, г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ ей окончательно назначил 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии - поселении.

Президиум областного суда приговор отменил, указав следующее.

Вина С. в совершении преступления доказана, ее действия квалифицированы правильно.

В описательной части приговора, суд, ссылаясь на Федеральный Закон от 09.03.2001 N 25-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в УК РФ, УПК РСФСР, УИК РФ и другие законодательные акты РФ“ посчитал, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 158 УК РФ, данный закон не относит к категории тяжких. И в соответствии с этим определил С. отбывание наказания в колонии - поселении.

Однако согласно ст. 15 УК РФ преступление предусмотренное ч. 2. ст. 158 относится к категории тяжких преступлений, так как максимальное наказание по санкции ст. 158 ч. 2 УК РФ превышает срок 5 лет.

В соответствии с п. “б“ части 1 ст. 58 УК РФ женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений независимо от рецидива или опасного рецидива преступлений..., отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима.

При таких обстоятельствах приговор в части назначения вида исправительной колонии подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение.

4. В соответствии с действующим законодательством под незаконным изготовлением наркотических средств, следует понимать совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, направленные на получение из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ одного или нескольких готовых к использованию и потреблению наркотических средств.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/192-2002 от 08.05.2002).

Сергиевским районным судом К. осужден по ч. 1 ст. 228, п.
“в“ ч. 3 ст. 228 УК РФ.

Президиум областного суда приговор суда в части осуждения К. по п “в“ ч. 3 ст .228 УК РФ отменил, указав следующее.

В соответствии с действующим законодательством под незаконным изготовлением наркотических средств следует понимать совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, направленные на получение из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ одного или нескольких готовых к использованию и потреблению наркотических средств.

Признавая К. виновным в незаконном изготовлении наркотических средств, суд исходил из того, что К. из приобретенного наркотического средства - опия при помощи воды и термической обработки изготовил экстракционный опий. При этом суд не конкретизировал действия осужденного, не выяснил, были ли они направлены именно на получение наркотического средства.

В суде осужденный по поводу изготовления экстракционного опия допрошен поверхностно. По заключению эксперта, представленная на исследование жидкость, содержащаяся в стакане, является наркотическим средством - экстракционным опием. При этом экспертом не исследовался вопрос о том, как было получено данное средство: путем изготовления или путем переработки, что в данном случае имеет принципиальное значение.

Таким образом, ни органами следствия, ни судом не установлен способ изготовления виновным экстракционного опия; из чего он изготовлен, если такое было. Поэтому осуждение К. за незаконное изготовление наркотического средства в крупном размере признано необоснованным.

5. В соответствии с ч. 2 ст. 74. УК РФ совершение условно осужденным нарушений общественного порядка, за которые были наложены административные взыскания, является основанием только для решения вопроса о продлении испытательного срока.

(Извлечения из Постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/215 от 16.05.2002)

Приговором суда от 31.07.2001 Ж. за причинение побоев и совершение иных насильственных действий, причинивших
физическую боль М., и умышленный вред здоровью средней тяжести назначено наказание к лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

12.03.2002 согласно постановлению Новокуйбышевского городского суда Ж. отменено условное осуждение.

Президиум областного постановление суда отменил, указав следующее.

Как видно из материалов уголовного дела, основанием для отмены Ж. условного наказания послужило то, что осужденный систематически нарушал общественный порядок и совершал административные правонарушения.

Однако перечень оснований, по которым возможно отменить условное наказание является ограниченным. В соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ основаниями для отмены условного осуждения является систематическое и злостное неисполнение условно осужденным в течении испытательного срока возложенных на него судом обязанностей. Между тем судом не установлено, что Ж. не исполнял обязанности, возложенные на него судом.

То обстоятельство, что Ж. допустил нарушения общественного порядка и совершение административных правонарушений является лишь основанием для решения вопроса о продлении испытательного срока, а не для отмены условного наказания.

6. Действия лица, причинившего при совершении кражи значительный материальный ущерб повреждением имущества потерпевшего, должны квалифицироваться по ч. 1. ст. 167 УК РФ (помимо ст. 158 УК РФ), поскольку образуют самостоятельный состав преступления, но только в случае причинения значительного ущерба.

(Извлечение из Постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/201 от 08.05.2002)

Приговором Нефтегорского районного суда К. и В. признаны виновными в краже, совершенной группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину. К. и В. также признаны виновными в умышленном повреждении чужого имущества, повлекшего причинение значительного ущерба.

На приговор суда Прокурором области был принесен протест, в котором ставился вопрос об отмене приговора и прекращении дела производством в части осуждения
К. и В. за умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба.

При этом в протесте указывалось, что взламывание замка и двери, отнесенное судом к повреждению имущества, являлось лишь способом преодоления преграды и получения доступа к имуществу, находящемуся в жилище, таким образом эти действия полностью охватываются ст. 158 УК РФ, и поэтому их не требуется дополнительно квалифицировать по ч. 1 ст. 167 УК РФ.

Президиум областного суда, рассмотрев протест, удовлетворил его частично, указав следующее.

Как видно из материалов дела осужденные, устраняя доступ к имуществу, умышленно повредили замок и дверь жилища, то есть совершили действия не охватывающиеся составом преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что эти действия осужденных по повреждению имущества выходят за пределы обвинения в совершении кражи имущества.

Вместе с этим суд не обоснованно пришел к выводу, что данным повреждением имущества собственнику причинен значительный ущерб, так как в деле нет никаких данных подтверждающих этот вывод суда. Поэтому состав преступления по ч. 1 ст. 167 УК РФ отсутствует.

По этим основаниям Президиум приговор суда в части осуждения К. и В. по ч. 1 ст. 167 УК РФ отменил, а дело производством прекратил.

7. На основании ч. З. ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы.

(Извлечения из Постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/199 от 08.05.2002)

Кировским районным судом Р. признан виновным в тайном хищении чужого имущества с незаконным проникновением в жилище и причинением значительного ущерба потерпевшему В.

Президиум областного приговор суда изменил, указав следующее.

Р. ранее судим (03.01.2001) по п. “б“ ч.
2 ст. 161 УК РФ на основании ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы и срок отбытия наказания исчислен ему с 28.09.2000 - с момента фактического задержания.

Последним приговором от 05.03.2001 окончательное наказание Р. определено на основании ч. 5. ст. 69 УК РФ с исчислением срока отбытия наказания с 05.01.2001, но без зачета времени содержания Р. под стражей по первому приговору, что является неправильным.

На основании ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы.

По этим основаниям приговор в отношении Р. в части исчисления срока отбытия наказания изменен: Р. зачтено в счет назначенного наказания время с 28.09.2000 по 05.01.2001.

8. Изменение вида исправительной колонии с более строго режима на менее строгий производится вышестоящим судом, а не судом, вынесшим приговор.

(Извлечение из Постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/227 от 13.06.2002)

Ш. осужден по п. “в“ ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, а по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима. Постановлением Комсомольского районного суда вид исправительной колонии изменен с особого на строгий.

Президиум областного суда постановление отменил, указав следующее.

Суд, изменяя Ш. вид исправительного учреждения, в постановлении указал, что на основании ст. 18 УК РФ в его действиях имеется опасный рецидив преступлений. В соответствии со ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, назначается в исправительных учреждениях строго режима.

Однако, в соответствии с п. 25 постановления Пленума Верховного
Суда РФ “О практике назначения судом видов исправительных учреждений“ от 12.11.2001 N 14 изменение вида исправительной колонии с более строго режима на менее строгий производится вышестоящим судом, а не судом, вынесшим приговор.

В связи с изложенным, постановление суда отменено.

9. В соответствии со ст. 35 ч. 3 УК РФ, преступление признается совершенным организованной группой лиц, если оно совершено устойчивой группой, заранее объединившейся для совершения преступлений.

(Извлечения из Постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/224 от 24.05.2002).

К. и Н. признаны виновными в совершении разбоя с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой.

Президиум областного суда приговор суда изменил, указав следующее.

Суд первой инстанции, признавая К. и Н. виновными в совершении разбоя, совершенного организованной группой исходил из того, что К. и Н. объединились для преступления, спланировали его, распределили роли между собой, действия производили согласовано.

Однако все это свидетельствует лишь о совершении преступления группой лиц по предварительному сговору, заранее договорившихся о совместном его совершении (ч. 2 ст. 35, УК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным организованной группой лиц, если оно совершено устойчивой группой, заранее объединившейся для совершения преступлений. По данному же делу обязательный признак организованной группы - ее устойчивость ни органами следствия, ни судом не исследовался и фактически осужденным не вменен.

Доказательства, приведенные судом в приговоре, указывают лишь на предварительный сговор К. и Н. на совершение разбоя.

В связи с этим действия осужденных переквалифицированы на п. п. “а, в, г“. ч. 2 ст.
162 УК РФ.

10. Нахождение обвиняемого на учете в наркологическом диспансере с диагнозом опийная наркомания не является достаточным основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы.

(Извлечения из Постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/222 от 24.05.2002).

Определением Железнодорожного районного суда г. Самары по уголовному делу по обвинению Г. и Л. в разбойном нападении назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, проведение которой поручено комиссии Казанской республиканской психиатрической больнице.

Назначая стационарную судебно-психиатрическую экспертизу, суд указал, что Л. и Г. состоят на учете в наркологическом диспансере с диагнозом: “опийная наркомания“. Кроме того, Л. является ВИЧ - инфицированным. Поэтому есть основания считать, что преступления ими совершались в состоянии абстиненции, то есть в состоянии наркотического голода.

Президиум областного суда данное определение отменил и указал следующее.

Приведенное судом основание для назначения стационарной судебно-психиатрической экспертизы является недостаточным для назначения такой экспертизы.

В деле отсутствуют какие-либо данные о том, что Л. и Г. совершили преступления в состоянии, при котором они не могли отвечать за свои действия и руководить ими.

Сведений о психических заболеваниях Л. и Г. также не имеется.

То, что они состоят на учете в наркологическом диспансере с диагнозом: опийная наркомания, не является основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы, поэтому вывод суда о необходимости ее проведения является необоснованным.

11. В соответствии со ст. 129 УПК РСФСР, предварительное следствие производится только после возбуждения уголовного дела. Исключение сделано для единственного следственного действия - осмотра места происшествия.

(Извлечения из Постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/239 от 30.05.2002).

Безенчукским районным судом В. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью П., опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть последнего.

Президиум областного приговор суда отменил, указав следующее.

Как видно
из приговора, суд, обосновывая вывод о виновности В., указал, что показания потерпевшей К. соответствуют показаниям на предварительном следствии свидетеля П., в том числе ее подробному объяснению от 2 августа 2000 года. Имеется также ссылка в приговоре на указанное объяснение и в качестве опровержения одного из доводов осужденного.

Между тем, из материалов дело видно, что эти объяснения были взяты у П. работником милиции 02.08.2000 до возбуждения уголовного дела, которое было возбуждено 04.08.2000.

В соответствии со ст. 129 УПК РСФСР, предварительное следствие производится только после возбуждения уголовного дела. Исключение сделано для единственного следственного действия - осмотра места происшествия. Любые другие следственные действия, в том числе и допрос в качестве свидетеля, могут иметь место после возбуждения уголовного дела.

В соответствии с требованиями ч. 3. ст. 69 УПК РСФСР, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК РСФСР.

12. Согласно ст. 304 УПК РФ (ст. 313 УПК РСФСР) испытательный срок устанавливается со дня провозглашения приговора.

(Извлечения из Постановления Президиума Самарского областного суда от 26.07.2002 N 07-03/295)

Приговором Красноармейского районного суда М. признан виновным в том, что 21.08.1999 тайно похитил у К. лошадь, стоимостью 10 000 рублей, чем причинил потерпевшей значительный материальный ущерб.

Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее.

Согласно ст. 304 УПК РФ (ст. 313 УПК РСФСР) во вводной части приговора указывается время и место постановления приговора и, следовательно, испытательный срок устанавливается со дня провозглашения приговора.

Приговор в отношении М. провозглашен 18.08.1997, испытательный срок установлен в 2 года, следовательно, закончился испытательный срок 17.08.1999.

Новое преступление, за которое М. осужден по приговору от 05.05.2000, совершено им 21.08.1999, то есть после истечения испытательного срока.

Тот факт, что инспекцией М. снят с учета по отбытии условного срока наказания 26.08.1999 не является основанием для автоматического продления испытательного срока до 26 августа.

В связи с истечением испытательного срока, установленного приговором 18.08.1997, судимость М. по этому приговору, в соответствии с ч. 3 ст. 86 УК РФ, - погашена.

Поскольку судимость от 18.08.1997 погашена, из приговора подлежат исключению указания на наличие судимости, совершения преступления в период испытательного срока; наличие квалифицирующего признака, предусмотренного п. “б“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, наличие в действиях М. опасного рецидива и наличие оснований для применения ст. 70 УК РФ. В связи с уменьшением обвинения, назначенное М. наказание подлежит снижению.

13. При опасном рецидиве отбывание лишения свободы назначается мужчинам в колониях особого режима.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда от 12.06.2002 N 07-03/219)

Приговором Комсомольского районного суда Р. осужден по п. “в“ ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Президиум областного суда приговор суда в части назначения вида колонии отменил, указав следующее.

Из материалов дела следует, что Р. будучи осужденным 09.12.1995 по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы на основании определения судебной коллегии по уголовным делам от 16.02.1996 условно с испытательным сроком на 1 год и 6 месяцев и 15.07.1997 по ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы за преступления, относящиеся к категории тяжких, имея непогашенную судимость, 30.08.1999 вновь совершил тяжкое преступление, за которое осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

При таких обстоятельствах на основании п. “б“ ч. 3 ст. 18 УК РФ в действиях Р. имеется особо опасный рецидив преступлений, при котором отбывание лишения свободы в соответствии с п. “г“ ч. 1 ст. 58 УК РФ назначается мужчинам в исправительных колониях особого режима, а не в колонии строгого режима.

Приговор суда в части назначенного вида исправительной колонии отменен и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

14. Действия подсудимого должны квалифицироваться как разбой независимо от того, что непосредственно завладение имуществом произведено в отсутствие потерпевшего, который после применения насилия скрылся.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда от 13.06.2002 N 03-07/276)

Приговором Безенчукского районного суда Ч. осужден за разбой и кражу чужого имущества.

Президиум областного суда приговор отменил, указав следующее.

18.12.2001 Ч. с целью хищения, разбив стекло, проник в квартиру П., повалил потерпевшую на диван и, закрывая ее рот рукой, потребовал деньги. Затем накинул на шею П. шарф и, продолжая требовать деньги, стал душить ее.

П. удалось вырываться и убежать. В ее отсутствие Ч. похитил личные вещи П. на сумму 3 150 рублей.

Действия Ч. суд квалифицировал как разбой по пунктам “б, в, г “ ч. 2 ст. 162 и как кража- по п. п. “ б, в, г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ - в отношении похищенных личных вещей П. на сумму 3150 рублей.

С данным выводом суда первой инстанции нельзя согласиться.

Несмотря на то, что имущество потерпевшей Ч. похитил в ее отсутствие его действия охватывались единым умыслом: в квартиру он проник с целью хищения, насилие к потерпевшей применил также с целью завладения ее имуществом.

Таким образом, в действиях Ч. усматривается разбой, поэтому приговор по делу нельзя признать законным и обоснованным.

Приговор суда отменен, дело направлено на новое расследование.

15. Признавая должностное лицо виновным в злоупотреблении служебными должностными полномочиями, суд обязан указать в приговоре, в чем конкретно выразилось это злоупотребление.

(Извлечение из постановления президиума Самарского областного суда от 22.08.2002).

Приговором Советского районного суда Л. осужден по ч. 1 ст. 285 и п. “б“ ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Президиум областного суда приговор суда отменил, указав следующее.

Л. признан виновным в том, что 16.10.2001 сбыл под видом героина 972,25 гр. сухого сыпучего вещества, получив за это 8 000 долларов США.

Кроме того, Л. признан виновным в злоупотреблении служебными полномочиями, поскольку работая старшим оперуполномоченным УР Советского РУВД г. Самары и будучи призванным предупреждать, пресекать преступления, сам совершил из корыстной заинтересованности преступление.

Признавая Л. виновным в злоупотреблении служебными должностными полномочиями, суд не указал в приговоре, в чем же выразилось злоупотребление, как Л. использовал свое служебное положение при совершении мошеннических действий.

Отсутствовала такая конкретизация и в постановлении о привлечении Л. в качестве обвиняемого.

То, что Л. в силу должностных полномочий должен был пресекать преступные деяния, а не совершать хищение, само по себе, не образует состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ. Не образует данного состава и сам факт обладания Л. должностными полномочиями на момент совершения преступления.

Приговор в отношении Л. в части осуждения его по ч. 1 ст. 285 УК РФ отменен, дело производством в этой части прекращено за отсутствием состава преступления.

16. В соответствии с п. 5 ст. 74 УК РФ суд отменяет условное осуждение и назначает осужденному наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, лишь в случае совершения условно осужденным умышленного преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого в течение испытательного срока.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда от 29.08.2002).

Приговором от 14.01.1998 Промышленного районного суда В. признан виновным в совершении кражи, присвоении чужого имущества, вверенного виновному, с причинением потерпевшему значительного ущерба и приговорен по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ к трем годам 6 месяцам лишения свободы, и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, к 4 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Президиум областного суда приговор отменил, указав следующее.

Как видно из материалов дела В. приговором ранее от 26.11.1997 осужден по ч. 4 ст. 222 УК РФ.

Преступления, за которые он осужден по настоящему делу, совершены в конце июня начале июля 1997 года, то есть до вынесения приговора по первому делу.

В соответствии с п. 5 ст. 74 УК РФ суд отменяет условное осуждение и назначает осужденному наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, лишь в случае совершения условно осужденным умышленного преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого в течение испытательного срока.

Поскольку В. совершил указанные преступления не в период испытательного срока, а еще до осуждения его к условной мере наказания, у суда не было оснований для отмены условного осуждения и назначению наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Следовательно, приговоры судов от 26.11.1997 и 14.01.1998 должны исполняться самостоятельно. Указание суда о назначении В. наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ подлежит исключению.