Российские законы

Решение Арбитражного суда Республики Коми от 25.01.2007 N А29-6947/2006-2Э <Поскольку истцом не доказана неправомерность проведенного зачета взаимных обязательств, решить вопрос о том, имело ли место преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими, не представляется возможным, в иске по данным основаниям отказано>

АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

от 25 января 2007 года Дело N А29-6947/2006-2Э

(извлечение)

Арбитражный суд Республики Коми в составе судьи Д.,

при ведении протокола судебного заседания судьей Д.,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску Конкурсного управляющего ООО “С“ Р., г. Сыктывкар, к ООО “Л“, п. Кебанъель Усть-Куломского района, о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки,

при участии в заседании:

от истца: Макаренко Н.В. - по доверенности

от ответчика: Бовин И.А. - по доверенности

установил:

Конкурсный управляющий ООО “С“ Р. обратился в Арбитражный суд Республики Коми с иском к ООО “Л“ о признании соглашения о прекращении взаимных обязательств зачетом от 22.06.2005 недействительным и применении последствий недействительности сделки.

Письменным
заявлением на основании статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец заявил о частичном отказе от исковых требований в части применения последствий недействительности сделки.

Истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде соответствующей инстанции, отказаться от иска полностью или частично и отказ истца от иска не противоречит закону или не нарушает права других лиц.

Принимая во внимание, что отказ от иска не противоречит законам и иным нормативным правовым актам и не нарушает права и законные интересы других лиц, в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд принимает отказ от иска.

В связи с частичным отказом истца от исковых требований, руководствуясь частью 2 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и в соответствии с пунктом 4 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса РФ, производство по делу в части применения последствий недействительности сделки подлежит прекращению.

Стороны о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела уведомления о вручении их представителям копии определения суда об отложении судебного заседания на 12.01.2007, однако ответчик мотивированного отзыва на иск не представил.

Рассмотрение дела по иску было назначено на 12 января 2007 года. В судебном заседании, в соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, объявлялся перерыв до 15 час. 30 мин. 19 января 2007 года. После окончания перерыва судебное заседание было продолжено.

Представитель истца в судебном заседании поддержал исковые требования в полном объеме, просит иск удовлетворить, представитель ответчика возражает против иска, считает, что оснований для его удовлетворения не имеется.

Из
материалов дела следует, что 22.06.2005 между ООО “Л“ и ООО “С“ заключено соглашение о прекращении взаимных обязательств зачетом на сумму 9 983 812 руб. 37 коп.

Определением арбитражного суда от 14.07.2005 по делу А29-4690/05-3Б введена процедура наблюдения в отношении ООО “С“, решением арбитражного суда от 19.12.2005 ООО “С“ признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Р.

Конкурсный управляющий ООО “С“ в пределах своих полномочий, установленных п. 3 ст. 129 и п. 3 ст. 103 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ обратился в арбитражный суд с иском о признании указанного выше соглашения о взаимном зачете недействительным.

В силу п. 3 ст. 103 вышеприведенного Федерального закона сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.

Анализ положений данной нормы права позволяет сделать вывод о том, что признать определенные в ней сделки недействительными можно только при условии, если такие сделки влекут предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.

При этом по правилам ст. ст. 2, 4, 5 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ кредиторами в рамках дела о банкротстве признаются кредиторы по гражданско-правовым обязательствам, которые возникли до принятия судом к производству заявления о признании должника банкротом и сроки исполнения обязательства также возникли до указанного момента.

Таким образом, предметом доказывания по данному делу являются обстоятельства определения, какие обязательства
сторон прекращаются зачетом (подлежащие включению в реестр требований кредиторов или текущие), и обстоятельства, свидетельствующие о преимущественном удовлетворении требований ООО “Л“ относительно других кредиторов, в случае установления судом того, что прекращение зачетом обязательства общества-банкрота перед кредитором подлежали включению в реестр требований кредиторов в рамках дела о банкротстве.

Согласно положениям ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Недоказанность истцом обстоятельств, на которых он основывает свои требования, служит основанием для отказа ему в удовлетворении иска.

Из текста оспариваемого соглашения от 22.06.2005 следует, что обязательства истца перед ответчиком возникли из договора уступки права требования от 20.06.2005 на сумму 888 294 руб. 43 коп., заключенного между ООО “Л“ и ООО “ИФГ “Н“, из договора уступки права требования от 20.06.2005 на сумму 8 958 530 рублей, заключенного между ООО “Г“ и ООО “Л“, и из договора N 01/06-2005 уступки права по договору новации N 01/06-05 от 01.06.2005 на сумму 2 788 230 руб. 83 коп.

Из соглашения об уступке права требования от 20.06.2005 в сумме 888 294 руб. 43 коп. усматривается, что обязательства истца перед ООО “ИФГ “Н“ возникли из договора займа от 06.12.2004. По условиям вышеуказанного договора займа срок возврата кредита определен до 06.12.2005, а также указано, что сумма займа может быть возвращена заемщику досрочно.

По правилам ст. 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

При таких обстоятельствах срок исполнения обязательств по договору займа наступает у истца после принятия заявления о признании его банкротом, а потому платежи по данному договору следует отнести к текущим, то есть подлежащим удовлетворению вне очередности кредиторов согласно реестру их требований.

Далее из договора уступки права требования от 20.06.2005 на сумму 8 958 530 рублей, обязательства по которому также являлись предметом оспариваемого соглашения о взаимозачете, следует, что по нему к ООО “Л“ перешло право требования ответчика к истцу от ООО “Г“ по обязательствам, вытекающим из договоров денежного займа от 16.09.2003 и от 26.12.2003.

Несмотря на неоднократные требования суда о предоставлении вышеуказанных договоров, данные документы не были представлены ни истцом, ни ответчиком.

Из пояснений представителей сторон усматривается, что договоры займа утрачены. Судом направлялся запрос в ООО “Г“ с просьбой предоставить указанные документы, однако в ответе суду на запрос Общество указало на отсутствие у него договоров в связи с передачей их ответчику, при этом акта приема-передачи документов от ООО “Г“ к ООО “Л“ не представлено.

В связи с указанными обстоятельствами невозможно определить срок исполнения обязательств по договорам займа (текущие платежи или подлежащие включению в реестр кредиторов), а потому, соответственно, не представляется возможным разрешить вопрос о признании спорного соглашения недействительным при отсутствии первоначальных правоустанавливающих документов, только на основании предположений.

Далее, из договора уступки права требования 01/06-2005 от 01.06.2005 на сумму 2 788 230 руб. 83 коп. (зачтенные обязательства по спорному соглашению от 22.06.2005) усматривается, что по
нему перешло право требования ООО “Л“ к ООО “С“ от ООО “Л-Коми“ по обязательствам, вытекающим из договора новации от 01.06.2005 N 01/06-05, заключенного между истцом и ООО “Л-Коми“.

Договор новации не был предоставлен по запросу суда ни истцом, ни ответчиком, ни ООО “Л-Коми“. Учитывая изложенное, определить срок исполнения обязательств по договору новации без его наличия не представляется возможным, в связи с чем невозможно определить и законность проведенного зачета долга истца перед ответчиком.

При таких обстоятельствах судом установлено, что зачет в части долга истца перед ответчиком в сумме 888 294 руб. 43 коп. правомерен, как основанный на нормах Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“, а в отношении остальной суммы задолженности истцом не доказано, что зачтенные обязательства подлежали включению в реестр требований кредиторов, как возникшие до принятия заявления о признании должника банкротом.

Таким образом, поскольку истцом не доказана неправомерность проведенного зачета взаимных обязательств, то и решить вопрос о том, имело ли место преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими, не представляется возможным, а потому в иске по данным основаниям следует отказать.

Однако у ООО “С“ не утрачена возможность на оспаривание данного соглашения по общим основаниям, предусмотренным нормами гражданского законодательства, путем подачи соответствующего иска обществом (а не конкурсным управляющим) к ответчику.

В связи с отказом в удовлетворении исковых требований расходы по оплате государственной пошлины относятся на истца по правилам ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и составляют 2 000 рублей.

С учетом вышеизложенного и руководствуясь статьями 110, 150, 167 - 170, 180, 181 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

1. Прекратить производство по делу по иску в части требований о
применении последствий недействительности сделки.

2. В остальной части в иске отказать.

Взыскать с ООО “С“ в доход бюджета Российской Федерации 2 000 рублей государственной пошлины.

Исполнительный лист выдать после вступления решения суда в законную силу.

3. Решение может быть обжаловано во Второй арбитражный апелляционный суд (г. Киров) в месячный срок путем подачи апелляционной жалобы через Арбитражный суд Республики Коми.

Судья

Арбитражного суда

Республики Коми