Российские законы

Информация Прокуратуры Оренбургской области и Оренбургского областного суда от <05.04.2001> “Обзор судебной практики по уголовным делам за I квартал 2001 года“

ПРОКУРАТУРА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

ОРЕНБУРГСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ИНФОРМАЦИЯ

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА I КВАРТАЛ 2001 ГОДА

I. Вопросы квалификации преступлений

Суд необоснованно признал подсудимых виновными по ст. 167 УК РФ, не принимая во внимание, что государственный обвинитель отказался от обвинения по данному составу преступления.

Приговором Центрального районного суда от 28.08.2000 А., Б. и несовершеннолетний Ф. осуждены по ст. 30, 158 ч. 2, 167 ч. 1 УК РФ к различным срокам наказания в виде лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда по протесту прокурора определением от 17.10.2000 приговор в отношении указанных лиц в части их осуждения по ст. 167 ч. 1 УК РФ отменила и дело производством
прекратила, указав при этом на следующее. Признавая их виновными по ст. 167 ч. 1 УК РФ и осуждая по данной статье, суд принял несвойственную ему функцию обвинения, что противоречит Конституции РФ. Как следует из протокола судебного заведения, выступая в прениях, гособвинитель, поддерживая обвинение по краже и покушению на кражу, от обвинения по ст. 167 ч. 1 в отношении всех осужденных и по всем эпизодам отказался.

При таких обстоятельствах, исходя из функции осуществления правосудия, суд обязан был по ст. 167 ч. 1 УК РФ постановить оправдательный приговор в связи с отказом прокурора от обвинения.

С учетом внесенных изменений меры наказания осужденным коллегией были снижены, и к несовершеннолетнему Ф., осужденному впервые к лишению свободы на 5 лет, и к Б., осужденному впервые к 3 годам лишения свободы, применено положение п. 8 постановления Государственной Думы ФС РФ от 26.05.2000 “Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в ВОВ 1941 - 45 г.г.“ и от назначенного наказания оба освобождены.

Два эпизода вымогательства с разрывом во времени, но обращенные к одному и тому же лицу, объединенные единым умыслом и направленные на завладение одним и тем же имуществом, не образуют повторности и не требуют отдельной квалификации.

К., ранее неоднократно судимый, осужден приговором Ленинского суда г. Оренбурга по ст. 163 ч. 2 п. “б“, ст. 163 ч. 3 п. “б“, ст. 69 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в ИК строгого режима за два эпизода вымогательства. В частности, 11.09.98, угрожая насилием, потребовал у С. расписку о долге в 5000 рублей, которые С. обязался отдать
ему через месяц после освобождения из мест лишения свободы. 07.04.2000, после освобождения последнего, приезжал неоднократно к нему домой, применяя насилие, требовал передачи ему указанной суммы.

Кассационная инстанция изменила приговор в отношении К., исключив из обвинения ст. 163 ч. 2 п. “в“ УК РФ, как излишне вмененную, и снизив наказание до 7 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества в ИК строгого режима. Коллегия указала, что два эпизода вымогательства от 11.09.98 и от 07.04.2000 совершенные К., связаны между собой и не образуют повторности, так как неоднократные требования передачи имущества обращены к одному и тому же лицу, эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом. Поэтому квалификация действий осужденного только по ст. 163 ч. 3 п. “б“ УК РФ будет верной.

В остальной части приговор суда оставлен без изменений.

Неверное определение судом размеров похищенного имущества повлекло неверную квалификацию преступления.

П-в, П-н, О. приговором Октябрьского райсуда г. Орска от 13.11.2000 осуждены к различным срокам лишения свободы за совершенные 12.03.99 кражу и 19.04.99 разбойное нападение на Г. и похищение у него автомобиля ВАЗ-2105 на сумму 62560 рублей. Осуждены они по ст. 158 ч. 2 п. “а, г“, 162 ч. 2 п. “а, б“ УК РФ.

Судебная коллегия облсуда по кассационному протесту гособвинителя Н. приговор суда отменила ввиду неверной квалификации судом действий осужденных по эпизоду разбойного нападения на Г. В определении от 26.12.2000 отмечено, что суд, признав П-ва и П-на виновными в разбойном нападении на Г. и похищении у него автомобиля ВАЗ-2105 и другого имущества на общую сумму 62500 рублей, допустил ошибку, переквалифицировав
их действия со ст. 162 ч. 3 п. “б“ на ст. 162 ч. 2 п. “а, б“ УК РФ. В силу п. 2 Примечания к ст. 158 УК РФ крупным размером похищенного признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законом на момент совершения преступления, а не на момент постановления приговора, как указал суд. Минимальный размер оплаты труда на 19.04.99 составлял 83 руб. 49 коп., что при увеличении в 500 раз составляет 41745 рублей. Таким образом, хищение у Г. имущества на сумму 62560 рублей должно расцениваться как хищение в крупном размере и квалифицироваться по ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Отсутствие в приговоре обоснования причинения преступлением значительного ущерба и неверная оценка судом действий осужденного по изъятию чужого имущества повлекло изменение приговора и переквалификация действий осужденного.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 05.12.2000 приговор Октябрьского районного суда г. Орска от 23.10.2000 в отношении И-ва изменен, его действия переквалифицированы со ст. 161 ч. 2 п. “д“ на ч. 1 ст. 159 УК РФ и итоге по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 1 и ст. 213 ч. 2 п. “б“, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ ему назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы в ИК общего режима. На основании акта об амнистии от 26.05.2000 от наказания освобожден.

Изменяя приговор суда, коллегия указала, что согласно материалам дела у И-в и потерпевшей И-ой были дружеские отношения. Во время очередной встречи И-в расстегнул застежку золотой цепочки на шее у И-ой и, сняв цепочку и подвеску,
положил их в свой карман, пообещав вернуть на следующий день, но возвратил только подвеску, а цепочку не вернул. Указанные действия И-ва суд расценил как грабеж, квалифицировав его действия по ст. 161 ч. 2 п. “д“ УК РФ.

Между тем, по смыслу закона объективным признаком грабежа является открытый, заведомо очевидный, явно заметный для собственника или других лиц, очевидцев преступления, способ изъятия чужого имущества. При этом лицо, совершающее хищения сознает, что присутствующие при этом лица понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство. В данном же случае И-ов при завладении имуществом использовал особые доверительные отношения, сложившиеся между ним и И-ой, которую ввел в заблуждение относительно его намерений по распоряжению имуществом, так как обещал возвратить цепочку на следующий день.

Кроме того, суд в приговоре не привел фактов, свидетельствующих о том, что действиями И-ва потерпевшей причинен значительный материальный ущерб, поэтому указанный квалифицирующий признак исключен коллегией из обвинения подсудимого и действия его переквалифицированы.

II. Процессуальные вопросы

Нарушения судом требований ст. 20 УПК РСФСР повлекло отмену приговора.

Приговором Соль-Илецкого райсуда от 02.11.2000 ранее судимый Г-в, К-н и Л. осуждены по ст. 158 ч. п. “а, в“ УК РФ за совершение кражи зерна стоимостью 594 рубля к лишению свободы, при этом К-н и Л-в - условно, с применением ст. 73 УК РФ.

Рассмотрев кассационную жалобу Г-ва, 19.12.2000 судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского областного суда приговор суда отменила и дело направила прокурору Соль-Илецкого района для производства дополнительного расследования.

Коллегия указала, что предварительное следствие по делу проведено с грубыми нарушениями норм уголовно - процессуального закона, в частности, в нарушение требований ст. 144, 148 УПК РСФСР
постановления о привлечении Л-ва и Г-ва в качестве обвиняемых не подписаны следователем, то есть обвинение считается не предъявленным, поскольку следователь должен удостовериться в личности обвиняемого, объявить постановление, разъяснить сущность предъявленного обвинения и выполнение этих действий удостоверить своей подписью и подписью обвиняемого. Кроме того, в нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР судебное следствие по делу проведено неполно, не проверены все доводы осужденного Г-ва. При таких обстоятельствах приговор нельзя признать законным и обоснованным.

В связи с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР отменены также приговоры Ташлинского суда по делу Ш. по ст. 306 ч. 2 УК РФ, Сорочинского суда по делу Х-ва по ст. 264 ч. 1 УК РФ, Бузулукского суда по делу М-ва по ст. 327 ч. 1, 160 ч. 2 УК РФ и другие.

Основанием для отмены приговора послужило нарушение судом статьи 314 УПК РСФСР.

По приговору Беляевского райсуда от 24.11.2000 С-н, М-в, С-в, П-в, Т-н осуждены по ст.ст. 30, 158 ч. 2 п. “а, б“ УК РФ к различным срокам лишения свободы за совершенное 09.03.99 по предварительному сговору покушение на кражу электропровода общей длиной 1420 м.

Отменяя приговор суда и направляя дело на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия в определении от 26.12.2000 обратила внимание на нарушение судом требований ст. 314 УПК РСФСР, согласно которой описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления, в том числе характер и размер причиненного преступлением ущерба (ст. 68 УПК РСФСР).

Между тем, судом в приговоре не указан ни вес проводов, ни сумма причиненного ущерба, что
является существенным нарушением закона и влечет отмену приговора.

Аналогичным образом в приговоре Советского районного суда г. Орска от 10.10.2000 по делу В-ва, совершившего совместно со С-вым кражу 2-х алюминиевых листов, суд не установил сумму похищенного (доказательства размера причиненного ущерба в деле отсутствуют), листы надлежащим образом оценены не были. Тем самым суд нарушил требования ст. 68 УПК РСФСР, и приговор суда отменен.

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела - основание для отмены приговора.

Приговор Ленинского суда г. Оренбурга от 21.08.2000 в отношении Н-ва и Д-ва, осужденных к лишению свободы условно по ст. 188 ч. 3 УК РФ, судебной коллегией 19.10.2000 отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Основанием для отмены приговора послужило нарушение судом требований ст. 314, 344, 345 УПК РСФСР.

Коллегия указала, что при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, необходимо раскрыть их содержание. По настоящему делу данные требования закона судом нарушены.

В частности, при описании преступных деяний, которые совершили Н-в и Д-в, суд не указал, каким способом они совершили контрабанду автомобилей, переместили их через границу РФ с какими государствами (Казахстаном, Белоруссией и т.д.), какие подложные документы использовали.

Кроме того, в качестве доказательств вины Н-ва суд привел в приговоре показания свидетелей М-й, Б-й (граждан Казахстана), данные ими в ходе предварительного следствия, исказив их при этом и
изложив в приговоре таким образом, что они не соответствуют материалам дела.

Протокол судебного заседания должен соответствовать требованиям ст. 264 УПК РСФСР.

Приговор Тоцкого районного суда от 04.09.2000 по делу К-х, осужденного по ч. 1 ст. III УК РФ к 2 годам лишения свободы в ИК общего режима, отменен кассационной инстанцией 12.10.2000 по жалобе потерпевшего ввиду нарушений уголовно - процессуального законодательства и дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Основанием для отмены приговора послужило нарушение судом ст.ст. 20, 264 УПК РСФСР. Согласно ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Как следует из протокола судебного заседания, данные требования судом не выполнены. Кроме того протокол судебного заседания не соответствует требованиям ст. 264 УПК РСФСР: в нем не отражено полное содержание показаний подсудимого по существу предъявленного ему обвинения, показания потерпевшего отражены очень кратко и не отражают сути обвинения. Кроме того, протокол составлен небрежно, что значительно затруднило возможности вышестоящего суда проверить обоснованность приговора.

Проведение следственных действий по истечении срока следствия в нарушение требований ст. 133 УПК РСФСР влечет отмену приговора.

С-н, ранее судимый, осужден приговором Акбулакского райсуда от 13.09.2000 по ст. 158 ч. 2 п. “б“, ст. 166 ч. 2 п. “б“ УК РФ, ст. 69, 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК общего режима за кражу чужого имущества и угон мотоцикла в мае, июле 2000 года.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда от 28.11.2000 приговор суда отменила по жалобе осужденного и дело направила прокурору района для
производства дополнительного расследования. Основанием для отмены приговора послужило грубое нарушение норм УПК РСФСР, в частности, истекший 28.07.2000 срок следствия по делу в установленном законом порядке продлен не был. По истечении срока следствия 07.08.2000 С-ну было предъявлено обвинение по ст.ст. 158 ч. 2 и 166 ч. 2 п. “б“ УК РФ. Кроме того, по истечении срока следствия были проведены другие следственные действия: допрошен потерпевший, а 09.08.2000 были ознакомлены с материалами дела потерпевший и обвиняемый.

Таким образом, грубое нарушение требований ст. 133 УПК РСФСР повлекло отмену приговора, поскольку судом при рассмотрении дела указанные нарушения не были замечены и по делу был поставлен обвинительный приговор.

По аналогичным основаниям, в связи с тем что обвиняемый Р-й был ознакомлен с материалами дела в порядке ст. 201 УПК РСФСР на следующий день после окончания продленного прокурором Промышленного района срока следствия, судебная коллегия 09.11.2000 отменила приговор Промышленного суда от 28.09.2000 по делу Р., Э.

Приговор суда отменен и дело производством прекращено ввиду истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Приговором Оренбургского районного суда от 03.10.2000 М-в, 75 года рождения, ранее не судимый, осужден по ст. 131 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

По протесту прокурора Оренбургского района судебная коллегия Оренбургского областного суда определением от 21.11.2000 приговор суда в отношении М-ва отменен и дело производством прекращено ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности.

В протесте прокурора указано, что, согласно материалам дела, М-ов совершил изнасилование потерпевшей Р-й 2 мая 1993 г., будучи в несовершеннолетнем возрасте. Согласно ст. 78 ч. 1 УК РФ лицо,
совершившее преступление, освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло 10 лет. В ст. 94 УК РФ указано, что сроки давности, предусмотренные ст. 78 и 83 УК РФ, при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину. Поскольку М-ов совершил тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, срок давности для него сокращается наполовину и составляет 5 лет. Таким образом, М-ов должен быть освобожден от уголовной ответственности 02.05.98 в связи с истечением срока давности.

Предварительное расследование по делу приостановилось в связи с розыском Б-ва (который совершил хулиганство и изнасилование Р-й), так как он скрывался от следствия, М-ов же от следствия не уклонялся, поэтому коллегия дело в отношении него прекратила ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Приговор отменен ввиду нарушения судом требований ст. 277 УПК РСФСР.

Приговором Ленинского суда г. Оренбурга от 30.08.2000 ранее судимый Г. осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. “б, в, г“ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК строгого режима.

Рассмотрев кассационную жалобу Г. судебная коллегия облсуда отменила данный приговор и дело направили на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Причиной отмены приговора послужило нарушение требований уголовно - процессуального законодательства в ходе судебного разбирательства. Как следует из протокола судебного заседания от 27.04.2000, дело в отношении Г. слушанием отложено в порядке ч. 2 ст. 277 УПК РСФСР.

При рассмотрении дела 29.08.2000 судом не выполнена подготовительная часть судебного следствия, не разъяснены права подсудимому, потерпевшему и другим участникам процесса, отсутствует в протоколе и упоминание о допросе подсудимого по существу обвинения. Кроме того, в судебных прениях не предоставлено слово потерпевшему. Указанные нарушения являются существенными и обоснованно привлекли к отмену приговора.

Уголовные дела о преступлениях, совершенных военнослужащими, подследственны военной прокуратуре и подсудны военному суду.

К-ов и К-ев в группе с другими лицами в декабре 1999 г. совершили покушение на хищение картофеля из овощехранилища детского сада N 6 в г. Оренбурге и осуждены по приговору Дзержинского районного суда г. Оренбурга по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. “а, в“ УК РФ к условной мере наказания в виде лишения свободы.

По протесту председателя Оренбургского областного суда в порядке надзора приговор суда отменен и дело направлено для производства дополнительного расследования военному прокурору по следующим основаниям.

Согласно материалам дела, на момент совершения преступления К-ов являлся военнослужащим, 19.09.99 он самовольно оставил в/часть 6579 и находился в розыске, что исключало судебное рассмотрение данного уголовного дела Дзержинским райсудом, поскольку оно подсудно гарнизонному военному суду. Кроме того, предварительное расследование по делу, в нарушение требований ч. 3, 8 ст. 126 УПК РСФСР, проведено следователем СО Дзержинского РОВД г. Оренбурга, в то время как дела о преступлениях военнослужащих подследственны следователям военной прокуратуры.

Допущенные существенные нарушения процессуальных норм органами предварительного следствия и судом явились основанием к отмене приговора суда.

III. Назначение наказаний

Усиление наказания либо применение закона о более тяжком преступлении при новом рассмотрении дела судом первой инстанции допускается только при определенных условиях.

Г., ранее судимый, осужден приговором Кувандыкского районного суда от 09.10.2000 за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего В-ва по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 5 годам лишения свободы в ИК общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда определением от 14.12.2000 приговор суда по жалобе осужденного изменила, снизив назначенное ему наказание до 3-х лет 6 месяцев лишения свободы, в остальной части оставив приговор без изменения.

В определении указано, что согласно материалам дела, приговор Кувандыкского райсуда в отношении Г-ва от 30.06.2000 был отменен судебной коллегией облсуда по жалобе осужденного в связи с нарушением его права на защиту. Этим приговором последний был осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы. По приговору от 09.10.2000 Г-ву назначено более строгое наказание. Таким образом, суд первой инстанции при рассмотрении дела после отмены первого приговора был не вправе назначать более суровое наказание, чем 3 года 6 месяцев лишения свободы. Поскольку в силу ст. 353 УПК РСФСР усиление наказания либо применение закона о более тяжком преступлении при новом рассмотрении дела судом первой инстанции допускается только при условии, если первоначальный приговор был отменен за мягкостью назначенного наказания или в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении по кассационному протесту прокурора либо по жалобе потерпевшего, а также если при новом расследовании дела после отмены приговора будут установлены обстоятельства, свидетельствующие о совершении обвиняемым более тяжкого преступления.

Назначая наказание подсудимому, суд не учел имевшихся по делу смягчающих его вину обстоятельств.

Приговором Ленинского суда г. Оренбурга от 22.09.2000 ранее не судимый Б-ов осужден по ст. 158 ч. 2 п. “а, б“ УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК общего режима за кражи телевизионных антенн в ноябре - декабре 1999 г.

Судебная коллегия облсуда, рассмотрев кассационную жалобу осужденного, приговор суда изменила, снизив назначенное Б-ову наказание до 3-х лет лишения свободы в ИК общего режима и на основании п.п. 1, 8 постановления Государственной Думы ФС РФ от 26.05.2000 об амнистии от наказания освобожден.

При этом коллегия отметила, что, согласно материалам дела, осужденный был задержан с похищенным 03.02.99 и признался в совершении всех предыдущих краж, о которых органами милиции стало известно только со слов Б-ова, то есть по сути в данном случае имела место явка с повинной.

Данное обстоятельство и то, что Б-ов совершил преступление впервые, полностью признал вину и чистосердечно раскаялся в содеянном, судом в качестве смягчающих обстоятельств учтено не было. А поскольку и отягчающих обстоятельств по делу не выявлено, наказание Б-ову, по мнению коллегии, назначено чрезмерно суровое.

Аналогичным образом, со снижением меры наказания, изменены приговор Ленинского суда г. Оренбурга от 21.09.2000 по делу Л-ва и др. по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 УК РФ; приговор Дзержинского суда от 28.09.2000 по делу Р-на по ст.ст. 105 ч. 1, 115 УК РФ.

При наличии обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, суд должен рассмотреть вопрос о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

Б-ов, ранее судимый 03.04.2000 по ст. 158 ч. 2 п. “в, г“ УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, осужден по приговору Тюльганского суда от 29.06.2000 по ст. 158 ч. 2 п. “б“, ст. 74 п. 5, 70 к 4 годам 3 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием в ИК общего режима. Б-ов признан виновным в краже у Л-ой сапог стоимостью 225 рублей.

Судебная коллегия областного суда, рассмотрев кассационную жалобу осужденного, определением от 30.11.2000 приговор суда изменила, применила правила ст. 64 УК РФ и снизила наказание Б-ову до 2 лет 3 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием в ИК общего режима. На основании п. 8 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26.05.2000 “Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 45 г.г.“ от назначенного наказания освобожден.

Судебная коллегия отметила, что суд не в полной мере учел все обстоятельства дела, характер совершенного преступления, значимость похищенного имущества для потерпевшей. Как установил суд, Б-ов похитил у Л-ой бывшие в употреблении, в ремонте сапоги стоимостью 225 рублей, которые в этот день были у Б-ова изъяты и возвращены потерпевшей. Данные обстоятельства судебная коллегия считает исключительными, дающими право на применение ст. 64 УК РФ и смягчения наказания Б-ову.

Неисследование в судебном заседании вопроса об обоснованности изменения вида режима содержания осужденного повлекло отмену постановления суда.

Постановление Соль-Илецкого суда от 08.09.2000 К.Б., отбывающий наказание по приговору суда в исправительной колонии общего режима, переведен на тюремный режим.

Рассмотрев частную жалобу осужденного, судебная коллегия 10.10.2000 определила: постановление суда в отношении К.А. отменить и материал направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд по следующим основаниям.

Из материала и протокола судебного заседания усматривается, что вопрос об обоснованности изменения вида режима содержания в отношении К.А. в судебном заседании не выяснялся, кто конкретно из представителей колонии был заслушан в суде неясно. Доводы представителя колонии ничем не мотивированы, объяснения осужденного о том, что он признает только половину нарушений, а остальные сфабрикованы администрацией ИТУ, не проверены. Подлинники постановлений о наложении взысканий на К.А. в судебном заседании не обозревались. При таких обстоятельствах постановления суда не может являться законным и подлежит отмене.

По аналогичным основаниям отменено постановление того же суда от 08.09.2000 по жалобе осужденного С-ва.

IV. Гражданские иски в уголовном судопроизводстве

Приговор в части гражданского иска отменен, дело направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в тот же суд.

Приговором Бугурусланского райсуда от 19.07.2000 года Г-в, М-в, К-в, а также несовершеннолетний Ф., 85 года рождения, осуждены за ряд краж чужого имущества в марте - мае 2000 года к различным срокам наказания в виде лишения свободы, при этом Фокин освобожден от наказания в силу акта об амнистии от 26.05.2000. Одновременно поставлено взыскать с Г-ва, Ф. и с матери Ф. солидарно в пользу Бугурусланского райпо 1328 рублей и Б. 500 рублей.

Определением судебной коллегии облсуда от 05.10.2000 приговор суда по жалобе осужденных в части гражданского иска отменен и дело направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в тот же суд. При этом коллегия отметила следующее. Осужденный Ф. являлся несовершеннолетним, которому к моменту совершения противоправных действий исполнилось 15 лет. В соответствии со ст. 1074 ГК РФ, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основания и лишь в случае, когда у него нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями. Вопрос о возможности возмещения вреда осужденным Ф. судом вообще не обсуждался. Кроме того, судом в нарушении требований ст. 55 УПК РСФСР не вынесено определение о признании Ф. гражданским ответчиком, ей не разъяснялись права, предусмотренные данной статьей и не обеспечены условия для их реализации. Более того, неправомерно и решение суда о взыскании с законного представителя несовершеннолетнего должника суммы ущерба в солидарном порядке, поскольку солидарную ответственность по возмещению ущерба не несут граждане или организации, отвечающие за действия осужденного, на них возлагается ответственность по возмещению ущерба в долевом порядке.

Приговор отменен в части разрешения гражданского иска.

Приговором Кувандыкского суда от 08.09.2000 К., ранее не судимый, осужден по ст. 114 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы в ИК общего режима и в соответствии с п. 1 постановления Государственной Думы ФС РФ от 26.05.2000 об амнистии освобожден от наказания. Постановлено взыскать с него в пользу потерпевшего Я. в счет возмещения материального ущерба 14686 рублей и 20000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Рассмотрев кассационную жалобу потерпевшего, судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор в части квалификации действий осужденного и меры наказания оставила без изменения и отменила его в части разрешения гражданского иска о возмещении материального ущерба и дело направила в этой части на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в тот же районный суд.

Коллегия при этом указала, что в соответствии с требованиями ст. 314 п. 4 УПК РСФСР, в описательной части приговора должны содержаться мотивы, обосновывающие решение суда в отношении гражданского иска или возмещении ущерба, причиненного преступлением. Однако суд в приговоре не привел мотивы, обосновывающие решение в этой части - не указал, из каких сумм складывается общая сумма к взысканию 14686 руб., не привел доказательств, подтверждающих и обосновывающих правомерность этого решения. В деле отсутствуют медицинские документы, подтверждающие необходимость диетического питания потерпевшего с указанием врачом - диетологом меню, справки о стоимости продуктов, лекарственных средств, об их количестве и т.д. В деле имеется только выписка из медицинской карточки Я., которая не проясняет данного вопроса, и он фактически остался неисследованным судом.

V. Практика мировых судей и апелляционной инстанции

Совокупность грубых нарушений уголовно - процессуального законодательства повлекла отмену решения суда апелляционной инстанции.

У. обратилась к мировому судье Первомайского района с жалобой о привлечении к уголовной ответственности А-ой, которая 10.09.2000 умышленно причинила ей легкий вред здоровью. Постановлением мирового судьи от 02.10.200 по жалобе У. в возбуждении уголовного дела отказано по тем основаниям, что отсутствуют достаточные доказательства для обвинения А-ой, которая находилась в состоянии самообороны и в ее действиях отсутствует состав преступления.

На данное постановление У. была подана апелляционная жалоба, в которой она оспаривает состояние самообороны А-ой и просит привлечь ее к уголовной ответственности и решить вопрос о возмещении ущерба.

Апелляционный суд, согласившись с мнением мирового судьи о том, что в действиях А-ой отсутствует состав преступления и отсутствуют доказательства ее вины, изменяет ранее вынесенное решение и указывает, что дело в отношении А-ой следует прекратить, так как дела частного обвинения возбуждаются путем подачи жалобы в суд.

Рассмотрев кассационную жалобу У., судебная коллегия Оренбургского областного суда определением от 28.12.2000 апелляционное постановление Первомайского райсуда от 23.11.2000 в отношении А-ой отменила, дело направила на новое апелляционное рассмотрение со стадии назначения заседания суда апелляционной инстанции в ином составе судей.

Коллегия отметила, что, принимая решение об изменении постановления мирового судьи, апелляционный суд допустил существенные нарушения уголовно - процессуального закона.

Согласно ст. 469 ч. 3 УПК РСФСР, получив жалобу и установив отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу, мировой судья выносит постановление о принятии жалобы к своему производству. Обстоятельства, исключающие производство по делу, указаны в ст. 5 УПК РСФСР, и в этот перечень входит такое основание, как отсутствие в действиях состава преступления.

Между тем вывод об отсутствии в действиях А-ой состава преступления и мировой судья, и судья апелляционной инстанции сделали без исследования доказательств в судебном заседании. Установив в судебном заседании отсутствие достаточных доказательств вины, суд должен был постановить оправдательный приговор.

Кроме того, в нарушение требований ст. 490 УПК РСФСР судья районного суда при поступлении дела с апелляционной жалобой, должен был вынести постановление о назначении судебного заседания, в котором разрешить вопросы о месте и времени судебного заседания, о вызове свидетелей, экспертов и других лиц по необходимости. Однако это требование закона не выполнено.

Необоснованное назначение инвалиду 2-ой группы наказания в виде исправительных работ повлекло изменение приговора мирового судьи и постановления суда апелляционной инстанции.

Приговором мирового судьи от 18.10.2000 Е., ранее не судимый, осужден по ст. 116 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ, по ч. 1 ст. 130 УК РФ к 2 месяцам исправительных работ, по ст. 119 УК РФ к лишению свободы на 6 месяцев и по совокупности преступлений путем поглощения менее строгих наказаний более строгим к лишению свободы на 6 месяцев в ИК общего режима.

Постановлением суда апелляционной инстанции (Дзержинский райсуд) от 23.11.2000 приговор мирового судьи оставлен без изменения.

Проверив доводы жалобы осужденного и материалы дела, судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского областного суда приговор мирового судьи судебного участка N 4 Дзержинского района г. Оренбурга и постановление суда апелляционной инстанции в отношении Е. изменила, по ст. 116 и ч. 1 ст. 130 УК РФ назначила ему наказание в виде штрафа по 25 минимальных размеров оплаты труда, а по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 116, 119 ч. 1, ст. 130 УК РФ путем поглощения менее строгих наказаний более строгим, окончательно к отбытию определила лишение свободы сроком на 6 месяцев в ИК общего режима.

При этом коллегия отметила, что поскольку, согласно материалам дела, Е. является инвалидом 2-й группы и в этом случае к исправительным работам он не мог быть приговорен. Поэтому вместо исправительных работ осужденному назначено наказание в виде штрафа.

Суд апелляционной инстанции, уменьшая объем обвинения и снижая размер наказания осужденной обязан постановить новый приговор, а не выносить постановле“ие.

Приговором мирового судьи от 11.10.2000 Т. осуждена по ч. 1 ст. 129 УК РФ к штрафу в размере ее пенсии за один месяц, признав ее виновной в том, что она, находясь в магазине N 47, в присутствии третьего лица умышленно распространила ложные сведения о К-й, порочащие ее честь и достоинство, назвала ее воровкой, хулиганкой и говорила, что К-а обворовала ее.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по жалобе осужденной, своим постановление от 27.11.2000 приговор мирового судьи изменил, исключив из осуждения то, что Т. называла К-у воровкой, и снизив размер штрафа до половины месячной пенсии осужденной.

Судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского областного суда постановление суда апелляционной инстанции Дзержинского райсуда г. Оренбурга от 27.11.2000 в отношении Т. отменила и дело направила в тот же суд на новое рассмотрение судом апелляционной инстанции в ином составе судей.

Коллегия указала при этом, что по смыслу ст. 495 УПК РСФСР суд апелляционной инстанции выносит постановление в том случае, когда признает приговор мирового судьи правильным, а доводы жалобы или протеста необоснованными. По настоящему делу суд апелляционной инстанции уменьшил объем обвинения и наполовину снизил размер наказания осужденной. Поэтому, согласно тому же закону, был обязан постановить новый приговор, заменяющий собой частично приговор мирового судьи, а не выносить постановление, как это было сделано фактически. Указанное нарушение процессуального закона коллегия признала существенным, влекущим отмену постановления и направила дело на новое рассмотрение судом апелляционной инстанции.