Российские законы

Бюллетень судебной практики Омского областного суда N 2(35), 2008

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Омского областного суда

N 2(35), 2008

Под редакцией заместителя председателя

Омского областного суда В.М. Лохичева

СОДЕРЖАНИЕ

1. Вопросы уголовного права

1.1. Квалификация преступлений

1.2. Назначение наказания

2. Вопросы уголовного процесса

1. ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА

1.1. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Высказывание о намерении лица получить деньги либо иное

имущество в случаях, когда лицо для реализации высказанного

намерения никаких конкретных действий не предпринимало,

не может быть квалифицировано как покушение на коммерческий

подкуп

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 20 марта 2008 г. N 22-701

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 11.02.2008 Г. осуждена по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 204 УК РФ, ч. 3 ст. 204 УК РФ.

Согласно приговору
Г. признана виновной и осуждена за то, что, работая доцентом кафедры экономики негосударственного учреждения высшего профессионального образования, являясь лицом, выполняющим управленческие функции, получала от студентов незаконное денежное вознаграждение и иное имущество за выставление положительных экзаменационных оценок.

Так, 10.04.2007 Г. сказала студентке М., не сдавшей экзамен по предмету “Финансы организаций“, что в случае передачи предметов косметики она выставит ей по этому и другим предметам положительные оценки. М. приобрела в магазине предметы косметики на 925 руб. и 14.04.2007 принесла их в учебное заведение для передачи Г, однако последняя не смогла получить указанное вознаграждение по независящим от нее обстоятельствам, так как была задержана сотрудниками милиции.

Кроме того, 14.04.2007 Г. во время приема экзамена по предмету “Финансовый менеджмент“ за выставление положительных оценок получила от студенток Ч., Д., У. и Ф. по 500 рублей с каждой без фактической сдачи экзамена.

В судебном заседании Г. вину не признала.

В кассационном представлении заместитель прокурора указывает на незаконность и необоснованность приговора. Вывод суда о том, что Г. по независящим от нее обстоятельствам не смогла получить незаконное вознаграждение за выставление М. положительной оценки за экзамен, противоречит исследованным материалам дела, поскольку в судебном заседании установлено, что 14.04.2007 Г. находилась в институте и имела возможность встретиться с М., однако сама отказалась от этой встречи. Считает, что при таких обстоятельствах в действиях осужденной отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 204 УК РФ. Просит приговор суда изменить.

В кассационной жалобе осужденная ставит вопрос об отмене приговора с прекращением уголовного дела. Указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считает, что все действия,
совершенные в отношении нее студентами, носят провокационный характер. Просит принять во внимание, что имеет большой преподавательский стаж, награды, почетные грамоты, является заслуженным и порядочным человеком.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

Согласно материалам дела, Г. как преподаватель негосударственного высшего учебного заведения наделена правом в экзаменационный период оценивать знания студентов по профилирующим предметам. В случае получения неудовлетворительных оценок в экзаменационную сессию по уставу института студенты могут быть отчислены из учебного заведения. При таких обстоятельствах суд обоснованно признал Г. лицом, выполняющим управленческие функции в указанной организации.

Правильно оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. в коммерческом подкупе и правильно квалифицировал ее действия по ч. 3 ст. 204 УК РФ.

Вместе с тем из показаний свидетеля М. следует, что Г. предложила ей за успешную сдачу экзаменов передать предметы косметики. Договорившись о встрече, она купила косметику и 14.04.2007 к 10 часам пришла к зданию института, ждала Г. до 11 часов, но та на встречу не пришла.

Из показаний осужденной Г. следует, что в тот день она находилась в институте и имела возможность встретиться с М. в указанное свидетелем время.

Показания Г. соответствуют установленным в судебном заседании данным, согласно которым 14.04.2007 с 11 часов осужденная принимала экзамен в институте и около 13 часов была задержана сотрудниками милиции в связи с подозрением в совершении другого преступления.

Таким образом, вывод суда о том, что Г. не смогла получить от М. незаконное вознаграждение по независящим от нее обстоятельствам, поскольку была задержана сотрудниками милиции, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

По смыслу закона, высказывание о намерении лица получить
деньги либо иное имущество в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало, не может быть квалифицировано как покушение на коммерческий подкуп.

На основании изложенного судебная коллегия отменила приговор по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 204 УК РФ, прекратила производство в этой части за отсутствием состава преступления и снизила наказание.

Президиум исключил из обвинения осужденного квалифицирующий

признак “с незаконным проникновением в жилище“, поскольку

материалами дела установлено, что осужденный оказался в

квартире с согласия потерпевшего.

Действия осужденного переквалифицированы на п. “а“ ч. 2

ст. 158 УК РФ, наказание снижено

Постановление президиума Омского областного суда

от 20 мая 2008 г. N 44-У-170

(извлечение)

Согласно приговору Д. признан виновным за кражу чужого имущества, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, и осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В кассационном порядке приговор не обжалован.

По делу также осуждена О., надзорное производство в отношении которой не возбуждено.

Преступление совершено 04.06.2006 в г. Омске при следующих обстоятельствах.

Д. и О., предварительно вступив в сговор о хищении чужого имущества, пришли к квартире М., с помощью имеющихся при себе ключей открыли входную дверь квартиры М. Незаконно проникли в указанную квартиру, откуда тайно похитили ДВД-плеер “Эл Джи“ стоимостью 10000 рублей, принадлежавший М. Похищенным распорядились по своему усмотрению, причинив потерпевшему материальный ущерб на указанную сумму.

В судебном заседании Д. вину признал полностью.

В надзорной жалобе осужденный Д. просит изменить приговор, исключив квалифицирующий признак незаконного проникновения в жилище, и смягчить наказание, ссылаясь на то, что в жилище оказался с согласия потерпевшего.

Президиум изменил приговор по доводам надзорной жалобы.

Виновность Д. в краже чужого
имущества по предварительному сговору с О. доказана и не оспаривается осужденным в надзорной жалобе.

Вместе с тем президиум указал, что, правильно установив обстоятельства дела, суд дал неверную юридическую оценку действиям осужденного Д.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое“ квалифицирующий признак незаконного проникновения в жилище отсутствует, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства.

Как следует из показаний потерпевшего М. и осужденной О., потерпевший сам дал ключи от своей квартиры осужденной О., разрешив ей там переночевать.

Осужденный Д. в суде показал, что к нему домой пришла О. и попросила помочь ей забрать вещи из квартиры. При этом О. пояснила, что ей дали ключи от квартиры, чтобы она там переночевала, поэтому Д. считал, что они зашли в квартиру не противоправно.

Таким образом, в суде установлено, что в квартиру потерпевшего М. осужденные пришли с разрешения потерпевшего, который сам дал ключи от квартиры, доверяя О.

На основании изложенного президиум исключил из обвинения Д. квалифицирующий признак незаконного проникновения в жилище, переквалифицировал его действия на п. “а“ ч. 2 ст. 158 УК РФ и с учетом уменьшением объема обвинения снизил осужденному наказание до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

Суд верно, с учетом фактических обстоятельств дела,

квалифицировал действия подсудимого как грабеж

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 15 мая 2008 г. N 22-1189/08

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска П. осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам
6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Согласно приговору П., находясь в районе ресторана “Сенкевич“ в г. Омске, увидев проходившую М. и реализуя возникший умысел на открытое хищение ее имущества, проследовал за потерпевшей и, догнав ее у магазина “Астор“, вырвал из ее руки дамскую сумочку, после чего скрылся с места преступления. Потерпевшей М. был причинен ущерб на общую сумму 3190 рублей. Похищенным имуществом П. распорядился по своему усмотрению.

В судебном заседании осужденный вину признал полностью.

В кассационном представлении государственный обвинитель полагает, что суд необоснованно переквалифицировал действия П. с ч. 1 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ. Полагает, что умысел на совершение грабежа перерос в преступный умысел на совершение разбоя после того, как П. с первого рывка сумки не удалось ее похитить, а в результате дальнейших попыток вырвать сумку применил насилие, опасное для жизни и здоровья, выразившееся в вывихе плеча. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Судебная коллегия приговор оставила без изменения, а кассационное представление прокурора - без удовлетворения, указав следующее.

Обстоятельства открытого хищения имущества потерпевшей М. судом установлены правильно и подтверждены показаниями самого осужденного, а также показаниями потерпевшей на следствии и в суде.

Так, из пояснений П. усматривается, что он подбежал к М. сзади и стал вырывать сумку. При этом потерпевшая упала на снег и только тогда ему удалось выхватить сумку.

Эти же обстоятельства усматриваются и из показаний потерпевшей М., которая показала в суде, что на улице к ней сзади подбежал незнакомый молодой человек и дернул за сумку, которую она держала в левой руке. От рывка она упала
на землю. Нападавший вырвал у нее сумочку, когда ее рука была завернута назад и поднята вверх.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у М. диагностирован вывих левой плечевой кости, повлекший вред здоровью средней тяжести.

Таким образом, суд I инстанции сделал вывод, что подсудимый не имел умысла на применение физического насилия к потерпевшей, а похитил сумку путем быстрого выхватывания из руки потерпевшей, и наступившие последствия в виде вреда здоровью средней тяжести потерпевшей возникли в результате неосторожных действий со стороны осужденного в процессе изъятия имущества у М.

Кроме того, заключением эксперта не исключается получение потерпевшей травмы в виде вывиха левой плечевой кости при падении с высоты собственного роста.

Анализ поведения П. не свидетельствует о его намерении оказать физическое воздействие на потерпевшую и о наличии у него умысла на причинение ей средней тяжести вреда здоровью.

По мнению судебной коллегии, суд, всесторонне, полно и объективно исследовав имеющиеся доказательства по делу и оценив их, пришел к правильному выводу о доказанности вины П. в грабеже. Достоверность исследованных доказательств у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Квалификация действий лица, совершившего грабеж, ошибочно

квалифицированы как мошенничество

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 24 апреля 2008 г. N 22-1040/08

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска У. осуждена по ч. 1 ст. 159, ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Согласно приговору У. осуждена за то, что 14.10.2007, находясь у магазина “Профи“, расположенного в г. Омске, умышленно, из корыстных побуждений, осознавая неправомерность своих действий, с целью хищения чужого имущества, под предлогом осуществления телефонного звонка, попросила у ранее знакомой А. сотовый телефон “Самсунг Х-510“, стоимостью
3630 рублей. После того, как потерпевшая А., не догадываясь об истинных намерениях У., передала ей сотовый телефон, последняя, реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества путем обмана, похитила сотовый телефон, принадлежащий потерпевшей. С места совершения преступления с похищенным имуществом скрылась и распорядилась им по своему усмотрению, причинив А. материальный ущерб на сумму 3650 рублей.

В судебном заседании У. вину признала полностью.

В кассационном представлении заместитель прокурора считает, что действия У. необходимо квалифицировать как грабеж, поскольку, завладев телефоном под предлогом осуществления звонка, У. с телефоном начала удаляться и, не реагируя на требование потерпевшей о возврате ей телефона, открыто похитила имущество А. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Судебная коллегия отменила приговор, а дело направила на новое судебное рассмотрение.

Как следует из показаний потерпевшей А., которые подтверждаются показаниями свидетеля И., У. под предлогом осуществления телефонного звонка попросила у нее сотовый телефон. Последняя передала телефон У., которая отошла немного в сторону и стала звонить. Затем потерпевшая увидела, как У. стала убегать. Она сразу же начала кричать, чтобы последняя вернула телефон, но на крики У. никак не отреагировала.

Согласно п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате“ в случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж (например, когда лицо просит у
владельца мобильный телефон для временного использования, а затем скрывается с похищенным телефоном).

Суд не дал в приговоре оценки указанным обстоятельствам и тому факту, что на предварительном следствии У. не отрицала, что слышала крики потерпевшей, которая просила вернуть ей телефон, но проигнорировала ее требование, потому что нуждалась в деньгах.

Допущенные судом нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона повлияли на постановление законного приговора, что, в соответствии с положениями п. п. 1 и 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, является основанием его отмены.

Действия лица, совершившего кражу, ошибочно квалифицированы

как открытое хищение чужого имущества

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 24 апреля 2008 г. N 22-1052/08

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области П., 26.08.1991 г.р., осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Согласно приговору П. осужден за то, что 05.01.2008, находясь на остановке трамвая “Гостиница “Омск“ в г. Омске, с целью завладения чужим имуществом, из корыстных побуждений, правой рукой вынул кошелек из правого наружного кармана пальто К. Заметив противоправные действия П., К. окрикнула его и потребовала остановиться. Однако он, осознавая, что потерпевшая понимает противоправный характер его действий, держа кошелек в руке, попытался скрыться с места происшествия, забежав в трамвай, т.е. открыто похитил кошелек К. стоимостью 340 рублей, в котором находились деньги в сумме 1400 рублей, причинив материальный ущерб потерпевшей в сумме 1740 рублей. Однако П. в трамвае был задержан вместе с похищенным.

В судебном заседании П. вину признал полностью.

В кассационной жалобе осужденный просит изменить приговор.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

Суд правильно установил, указав в приговоре, что П. с корыстной целью вынул из кармана потерпевшей К. кошелек с деньгами. Однако
вывод суда о том, что П. изъял кошелек открыто, не основан на материалах дела.

Сам П. в судебном заседании пояснял, что рассчитывал кошелек похитить незаметно, но когда он вытащил кошелек из кармана, то был замечен потерпевшей и стал убегать.

Потерпевшая показала, что почувствовала, как у нее вытаскивают кошелек, который, повернувшись, увидела в руках ранее незнакомого П.

При таких обстоятельствах считать, что П. открыто завладел кошельком потерпевшей, оснований не имеется. Активных действий по удержанию похищенного П. не предпринимал, а лишь пытался скрыться.

Учитывая, что умысел П. был направлен на тайное хищение чужого имущества и, завладев кошельком, данный умысел он реализовал, коллегия считает, что последующие действия П. не образуют открытого хищения чужого имущества.

На основании изложенного приговор изменен: действия П. переквалифицированы на ч. 1 ст. 158 УК РФ, как тайное хищение чужого имущества.

Приговор суда отменен, дело направлено на новое судебное

рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда

фактическим обстоятельствам дела

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 17 июля 2008 года N 22-2006

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 21.05.2008 Б. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Согласно приговору, Б. признан виновным и осужден за то, что при неустановленных обстоятельствах до 18.03.2008 приобрел у неустановленного лица смесь наркотических веществ, содержащую в своем составе героин, общей массой не менее 50,78 гр., которую продолжал хранить при себе, в особо крупном размере без цели сбыта.

18.03.2008 в г. Омске Б. задержан и в ходе личного досмотра в левом кармане брюк у него был обнаружен и изъят полимерный сверток с указанным выше наркотическим средством.

В судебном заседании осужденный Б. вину признал частично и показал, что наркотическое средство он приобрел для личного употребления, т.е. без цели сбыта.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, в представлении оспаривается обоснованность переквалификации действий Б. с ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Судебная коллегия отменила приговор, указав следующее.

Органами предварительного расследования преступные действия Б. были квалифицированы по ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

Суд первой инстанции, указывая на недоказанность умысла Б. на сбыт наркотического средства, переквалифицировал его действия на ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Согласно п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 N 14 “об умысле на сбыт наркотических средств и веществ могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.“.

Судом не дано надлежащей оценки показаниям Б. на предварительном следствии в качестве обвиняемого, данных им в присутствии защитника, из которых следует, что к нему обратился парень по имени Слава и попросил приобрести для него 60 гр. героина, при этом обещал купить наркотики у Б. на 50 рублей дороже за 1 гр. Осужденный Б. дал согласие и именно с этой целью 17.03.2008 купил у парня казахской национальности по имени Саша 60 гр. героина за 36000 рублей. 18.03.2008 с указанным наркотиком Б. был задержан сотрудниками милиции. Кроме того, при личном досмотре Б. в присутствии понятых пояснил, что наркотическое средство он приобрел для того, чтобы передать какому-то парню.

На основании изложенного приговор районного суда г. Омска от 21.05.2008 в отношении Б. отменен, а уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Решение суда в части оправдания лица за совершение грабежа

основано на исследовании в судебном заседании всей

совокупности доказательств, вместе с тем режим

исправительного учреждения определен неверно

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 21 августа 2008 г. N 22-2481

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 15.07.2008 Л. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 1 ст. 161 УК РФ Л. оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Согласно приговору, Л. в вечернее время 02.04.2008, в ходе ссоры, возникшей при совместном распитии спиртного, нанес П. два удара ножом в грудь, умышленно причинив потерпевшему телесные повреждения, относящиеся к разряду тяжких по признаку опасности для жизни.

В судебном заседании Л. вину признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель находит приговор незаконным и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела относительно оправдания Л. по ч. 1 ст. 161 УК РФ. Указывает, что виновность Л. в совершении грабежа подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей С., И. и Т. Считает, что судом неверно определен вид исправительного учреждения.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

Вывод суда о виновности Л. в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, подтвержден приведенными в приговоре доказательствами и в представлении не оспаривается.

Довод представления о необоснованности оправдания Л. по ч. 1 ст. 161 УК РФ несостоятелен.

Так, на протяжении всего следствия подсудимый Л. давал последовательные показания о том, что потерпевший сам вытащил кошелек с деньгами и отдал их для того, чтобы ему вызвали “скорую помощь“. То же самое потерпевший сделал и с телефоном, оставив его на табурете.

Кроме того, на предварительном следствии потерпевший заявлял, что не помнит обстоятельства хищения у него имущества. В судебном заседании он заявлял, что телефон с кошельком вытащила из кармана С. (свидетель по данному делу).

Свидетель С. показала, что о каких-либо деньгах ей ничего неизвестно, а сотовый телефон ей дал позвонить потерпевший по ее просьбе. Вернуть его она не успела, поскольку потерпевший ушел.

При таких обстоятельствах суд, по мнению коллегии, пришел к обоснованному выводу о том, что осуждение Л. по факту открытого хищения не может основываться на противоречивых показаниях. У суда не было никаких оснований отдавать предпочтение чьим-либо показаниям и восстанавливать в этой части действительные события. Решение суда обоснованно и мотивированно.

Вместе с тем при назначении наказания Л. неверно определен режим отбывания наказания, поскольку на момент совершения преступления он являлся лицом, ранее не судимым. Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК РФ, относится к категории тяжких, поэтому в соответствии с п. “б“ ч. 1 ст. 58 УК РФ местом отбывания наказания следует назначить исправительную колонию общего режима.

На основании изложенного судебная коллегия частично удовлетворила кассационное представление государственного обвинителя, определив местом отбывания наказания Л. исправительную колонию общего режима.

Поскольку участие лица в организации и (или) содержании

притона для потребления наркотических средств не доказано,

оснований дня отмены приговора в части оправдания лица по

ч. 1 ст. 232 УК РФ не имеется

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 14 августа 2008 г. N 22-2341

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области от 25.07.2008 К. осужден по четырем эпизодам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, с применением правил ст. 64 УК РФ и назначением наказания в виде 3 лет лишения свободы за каждый эпизод. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором К. оправдан по факту организации и (или) содержания притона для потребления наркотических средств (ч. 1 ст. 232 УК РФ) за отсутствием в его действиях состава преступления.

Согласно приговору, К. признан виновным и осужден за совершение 29.04., 05.05., 13.05. и 20.05.2008 в с. Нижняя Омка Нижнеомского района Омской области покушений на незаконный сбыт наркотических средств.

Кроме того, К. оправдан в том, что 26.04., 03.05. и 18.05.2008 предоставлял помещение бани, находящейся во дворе дома, где он проживал, для приготовления и употребления наркотического средства (героина) гражданам С. и Т. за вознаграждение в виде части наркотического средства для личного употребления.

В судебном заседании К. вину признал частично, не признав обвинения в содержании притона для потребления наркотических средств.

В кассационном представлении государственный обвинитель оспаривает оправдание К. по ч. 1 ст. 232 УК РФ. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия приговор оставила без изменения, указав следующее.

Вывод суда о виновности К. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, подтвержден приведенными в приговоре доказательствами и в представлении не оспаривается.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 N 14 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами“ под организацией притона следует понимать подыскание, приобретение или наем жилого или нежилого помещения, финансирование, ремонт, обустройство помещения различными приспособлениями и тому подобные действия, совершенные в целях последующего использования указанного помещения для потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов несколькими лицами.

Под содержанием притона следует понимать умышленные действия лица по использованию помещения, отведенного и (или) приспособленного для потребления наркотических средств или психотропных веществ, по оплате расходов, связанных с существованием притона после его организации либо эксплуатацией помещения (внесение арендной платы за его использование, регулирование посещаемости, обеспечение охраны и т.п.).

Достоверных доказательств того, что именно К. содержал притон для потребления наркотических средств, по делу не установлено.

Из показаний осужденного и свидетелей Т., К. и К. следует, что осужденный хозяином домовладения, на территории которого имеется баня, не является. Не только осужденный, но и другие члены этой семьи употребляют наркотические вещества, при этом никому из них не требуется согласие К. (осужденного) на то, чтобы приготовить и употребить в бане наркотик. Доступ в баню свободный и не установлено, что баня использовалась для употребления наркотических средств кем-то из посторонних, а К. предпринимал для этого какие-либо действия, получал вознаграждение за предоставление помещения.

В ходе следствия и в судебном заседании не установлено, кому принадлежали предметы, обнаруженные в бане, расположенной во дворе дома, где проживал К. со своей семьей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что, надлежащим образом оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд верно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно оправдал К. по ч. 1 ст. 232 УК РФ.

Наступление смерти по неосторожности при умышленном

причинении тяжкого вреда здоровью, совершенного в состоянии

аффекта, полностью охватывается ст. 113 УК РФ и не требует

дополнительной квалификации последствий в виде наступления

смерти.

Наказание осужденному снижено, поскольку оно определено без

учета правил статьи 62 УК РФ

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 31 июля 2008 г. N 22-2157

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области от 23.06.2008 М. осужден по ст. 113 к 1 году лишения свободы, по ч. 1 ст. 109 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы. Назначенное наказание на основании ст. 73 УК РФ постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Согласно приговору, М. признан виновным и осужден за то, что 03.04.2008, около 01 часа, после получения сообщения о пожаре, произошедшем в доме его сестры С., и обнаружения С. в указанном доме мертвой с признаками насильственной смерти, находясь в связи с этим в состоянии сильного душевного волнения (аффекта), пришел к дому Н., вошел в ограду дома, где в ходе ссоры с ним при выяснении обстоятельств гибели его сестры, после подтверждения Н. факта совершения им убийства последней и поджога ее дома, высказанного в издевательской форме, действуя умышленно, с целью причинения Н. тяжкого вреда здоровью, нанес потерпевшему множественные удары руками по голове и телу. Своими действиями М. причинил Н. телесные повреждения, квалифицирующиеся как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Кроме того, М. при совершении вышеуказанных действий, не желая причинения смерти потерпевшему Н., то есть, не предвидя опасности возникновения общественно опасных последствий своих действий, в то время как при их адекватном восприятии должен был и мог предвидеть возможность возникновения таких последствий для жизни и здоровья потерпевшего, но в силу сильного душевного волнения (аффекта), не осознавая возможность причинения смерти Н., нанес последнему множественные удары руками по голове, причинив телесные повреждения, что, помимо причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекло смерть Н.

В судебном заседании осужденный М. вину признал полностью.

В кассационном представлении государственный обвинитель, не оспаривая квалификацию содеянного М., считает приговор чрезмерно суровым. Указывает, что суд, назначив максимально возможное наказание, предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 109 УК РФ, не учел правила ст. 62 УК РФ.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, а именно то, что М., находясь в состоянии аффекта, вызванного издевательством и иными противоправными действиями потерпевшего, умышленно нанес последнему телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, и его смерть спустя короткий промежуток времени в больнице.

Правовая оценка действий М. в части осуждения по ст. 113 УК РФ является правильной.

Вместе с тем суд ошибочно дал им дополнительную юридическую оценку по ч. 1 ст. 109 УК РФ как неосторожное убийство, поскольку наступление смерти по неосторожности при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, совершенным в состоянии аффекта, полностью охватывается ст. 113 УК РФ и не требует дополнительной квалификации последствий в виде наступления смерти. Преступные действия, повлекшие смерть потерпевшего, могут расцениваться как неосторожное убийство лишь в том случае, когда виновный не имел умысла ни на причинение смерти, ни на причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни.

При таких обстоятельствах квалификация действий М. по ч. 1 ст. 109 УК РФ является излишней.

Кроме того, при наличии смягчающих обстоятельств, установленных и признанных судом (явка с повинной, раскаяние, признание вины, наличии на иждивении двух несовершеннолетних детей), при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание М., срок наказания в соответствии с правилами ст. 62 УК РФ не может быть более 1 года 6 месяцев лишения свободы (т.е. не более s максимального срока наиболее строгого вида наказания).

На основ“нии изложенного осуждение М. по ч. 1 ст. 109 УК РФ, а также указание о назначении ему наказания по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ исключены из приговора.

Наказание по ст. 113 УК РФ снижено до 1 года лишения свободы, испытательный срок, определенный в порядке ст. 73 УК РФ, снижен до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с действующим уголовным законодательством

совершение покушения на убийство возможно только с прямым

умыслом

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 5 апреля 2007 г. N 22-879

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области С. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С. признан виновным и осужден за совершение следующих действий.

30.10.2006, в период времени с 16 до 17 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры с Г., вышел на кухню, взял кухонный нож и, вернувшись в коридор, умышленно, с целью убийства, нанес один удар ножом в область грудной клетки Г., причинив последней телесные повреждения в виде проникающего ранения грудной клетки с повреждением легкого. Однако преступный умысел С. не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку потерпевшая Г. отбежала к балконной двери зала.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы Г. причинены телесные повреждения, квалифицирующиеся как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

В суде С. вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный выразил несогласие с приговором, ссылаясь на то, что умысла на убийство потерпевшей не имел, сам явился в милицию с повинной, навещал потерпевшую Г. в больнице, помирился с ней. Просил учесть данные смягчающие обстоятельства и снизить наказание.

В кассационном представлении ставится вопрос о переквалификации действий С. на ч. 1 ст. 111 УК РФ и снижении наказания.

Кассационная инстанция приговор в отношении С. изменила, указав следующее.

Из материалов дела видно, что С. нанес потерпевшей (своей знакомой) один удар ножом в область грудной клетки справа, затем, увидев кровь и испугавшись, бросил нож и убежал из квартиры.

В соответствии с действующим уголовным законодательством покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и т.д.).

Из анализа приведенных судом в приговоре доказательств не следует, что действия С. были совершены с прямым умыслом, ему ничто не мешало довести свой умысел до конца. После того, как он ударил ножом Г., он бросил нож на пол, потерпевшая забежала в зал, свидетели П. и Т. проснулись от крика, увидели на одежде Г. кровь, самого виновного они в комнате не видели и ничего не предпринимали для пресечения действий С. Характер ранения, обстановка совершения преступления, взаимоотношения, сложившиеся между сторонами, поведение С. во время совершения преступления свидетельствуют о том, что он действовал с косвенным умыслом.

При названных обстоятельствах содеянное С. необходимо квалифицировать по фактическим наступившим последствиям, т.е. по ч. 1 ст. 111 УК РФ.

В силу изложенного судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда определила: приговор районного суда в отношении С. изменить, переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ, по которой назначить 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Приготовление лица к незаконному сбыту наркотического

средства ошибочно квалифицировано как покушение на

незаконный сбыт наркотического средства

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 5 апреля 2007 г. N 22-827

(извлечение)

По приговору районного суда Омской области У. осужден за незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере, а также за покушение на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере.

Преступления совершены в период с 16.10. по 01.11.2006 в городе К. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании У. вину признал полностью.

В кассационном представлении прокурор оспаривал квалификацию действий У., совершенных 01.11.2006, за покушение на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее. Вывод суда о виновности У. в совершении преступления, предусмотренного п. “б“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, подтвержден приведенными в приговоре доказательствами и в представлении не оспаривается.

Вместе с тем при квалификации его действий по преступлению от 01.11.2006 суд неправильно применил уголовный закон.

Исходя из установленных судом фактических обстоятельств следует, что 01.11.2006 У. с целью сбыта героина массой 3,95 гр., расфасованного по 11 пакетикам из полимерной пленки, пришел в павильон игровых автоматов, где был задержан сотрудниками госнаркоконтроля. Как во время следствия, так и в судебном заседании У. показывал, что достоверно знал, что этот клуб посещают лица, употребляющие наркотические средства. С некоторыми из них, в частности с К., Л., Т., И., Ц. и Р. он накануне договорился о том, что принесет им для продажи наркотик. Однако никаких конкретных действий по реализации взятого с собой героина У. предпринять не успел, поскольку был задержан сотрудниками указанного органа, а имевшееся при нем наркотическое средство было изъято.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Поскольку судом установлено, что У. был задержан не во время совершения конкретных действий по сбыту героина массой 3,95 гр., то содеянное им следует квалифицировать по ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, как приготовление к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере.

В связи с изложенным коллегия переквалифицировала действия У., совершенные 01.11.2006, на ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и сочла возможным снизить наказание по данной статье и по совокупности преступлений.

Нанесение ударов потерпевшему из личных неприязненных

отношений ошибочно квалифицировано как хулиганство

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 25 октября 2007 г. N 22-2783/07

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска К., работающий в СТО электриком, имеющий на иждивении двух малолетних детей, не судимый, осужден по ч. 1 ст. 213, 73 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ) к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Постановлено взыскать с К. в пользу потерпевшего Н. в счет возмещения морального вреда 15000 рублей.

Согласно приговору К. признан виновным и осужден за хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, при следующих обстоятельствах.

03.06.2007 К., находясь в помещении СТО, в присутствии посторонних граждан грубо нарушил общественный порядок и проявлял явное неуважение к обществу. Используя малозначительный повод в виде спора с потерпевшим Н. относительно установления причины поломки автомобиля клиента СТО, нанес один удар кулаком в левую область лица потерпевшего, причинив телесные повреждения в виде ссадины в левой скуловой области, не повлекшие вред здоровью. После чего, реализуя задуманное, используя малозначительный повод в виде обращения к нему потерпевшего с вопросом о причине нанесенного удара, применил в качестве предмета, используемого в качестве оружия, совковую лопату, нанес ею один удар в правую область головы потерпевшего, причинив своими действиями телесные повреждения в виде раны правой ушной раковины, повлекшей легкий вред здоровью.

К. в судебном заседании вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный К. просит переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 115 УК РФ, поскольку общественный порядок он не нарушал, работа СТО не прекращалась. Кроме того, считает, что хулиганского мотива у него не было, т.к. преступлению предшествовало оскорбления и унижения со стороны потерпевшего, который с самого начала их совместной работы относился к нему отрицательно. Преступление совершил в связи с противоправным поведением Н., на почве личных неприязненных отношений и конфликта с ним, что подтверждают свидетель Б. и сам потерпевший.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

Суд, квалифицировав действия осужденного по ч. 1 ст. 213 УК РФ как хулиганство, не учел показания потерпевшего Н., из которых следует, что К. испытывал к нему чувство неприязни. Не отрицал, что мог в тот день высказать оскорбление в адрес осужденного.

В суде кассационной инстанции потерпевший Н. подтвердил, что между ним и К. неприязненные отношения были еще до случившегося, потому что К. показал себя агрессивным и конфликтным человеком, плохо работал. Употреблял спиртное.

Из показаний свидетеля Б. следует, что на его вопрос по поводу случившегося, К. ответил, что ударил Н. потому, что тот оскорбил его. Еще до случившегося между К. и потерпевшим был конфликт.

Из показаний осужденного К. следует, что первый раз он ударил Н. потому, что тот грубо ему ответил, когда он подошел к машине, второй раз - за то, что тот обозвал его “козлом“. Кроме того, когда он (К.) приходил на работу пьяный, Н. оскорблял его и мать, угрожал, что выгонит его с СТО. Считает, что еще до случившегося между ними сложились неприязненные отношения.

Из материалов дела следует, что конфликт, произошедший 03.06.2007 между К. и Н., произошел в помещении СТО в присутствии посторонних граждан, то есть в общественном месте.

Однако судом в приговоре не приведено каких-либо доказательств того, что в связи со случившимся была прекращена или дезорганизована работа данной СТО.

Нет их и в исследованных в ходе судебного разбирательства материалах дела.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что действия К. не носили хулиганский характер. Умысел его не был направлен на нарушение общественного порядка и не выражал явного неуважения к общественным нормам морали и нравственности, что является обязательным признаком хулиганства в контексте ст. 213 УК РФ, а удары Н. были нанесены на почве личных неприязненных взаимоотношений между осужденным и потерпевшим.

Судебная коллегия полагает, что действия осужденного подлежат переквалификации с ч. 1 ст. 213 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Из показаний осужденного, потерпевшего, свидетеля следует, что К. после случившегося был уволен с СТО. В связи с этим, а также на основании ч. 1 ст. 50 УК РФ осужденному К. могут быть назначены исправительные работы в качестве наказания за содеянное.

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия изменила приговор районного суда г. Омска от 07.09.2007 в отношении К.:

переквалифицировала его действия с ч. 1 ст. 213 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ, по которой назначила 10 месяцев исправительных работ с удержанием в государственный доход 10% заработка. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в 1 год. В остальной части приговор оставлен без изменения, кассационная жалоба осужденного удовлетворена.

Суд, с учетом фактических обстоятельств дела,

малозначительности повода, послужившего предлогом для

демонстративного повреждения автомобиля потерпевшего в

присутствии других лиц, верно установил хулиганский мотив в

действиях осужденного

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 10 апреля 2008 г. N 22-867

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области М., ранее судимый, осужден по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М. признан виновным и осужден за умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенное из хулиганских побуждений.

В кассационной жалобе осужденный считает приговор суда незаконным. Ссылается на то, что повредил автомобиль на почве конфликтных отношений с друзьями потерпевшего, которые причинили ему телесные повреждения. Не знал, кому принадлежит автомобиль, и не хотел причинить значительный ущерб, который полностью возместил. Считает, что суд не учел мнение потерпевшего о прекращении уголовного дела за примирением, а также то, что он является студентом, неофициально трудоустроен у индивидуального предпринимателя, встал на путь исправления, и назначил чрезмерно суровое наказание. Просит переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 167 УК РФ и назначить условную меру наказания.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

Из показаний потерпевшего З. следует, что до преступления у его знакомого К. с М. произошел какой-то конфликт, однако он (З.) к нему никакого отношения не имел. Позднее, находясь в гостинице, он услышал звук сработавшей автомобильной сигнализации. В окно увидел, как М. прыгал на крыше его автомобиля, а С. и Ж. били стекла. Он вместе со знакомыми выбежал из гостиницы и увидел, что подошедший наряд милиции задержал нарушителей. В ходе следствия причиненный материальный ущерб ему полностью возмещен.

Осужденный М. в судебном заседании пояснил, что в связи с конфликтом, возникшим у него ранее с одним из знакомых З., он решил повредить стоявший у гостиницы автомобиль, чтобы как-то отомстить обидчику. Кому принадлежало транспортное средство, он не знал. Удары по автомашине наносил в присутствии посторонних граждан.

Судебная коллегия отметила, что суд первой инстанции верно указал, что о хулиганском мотиве совершения преступления свидетельствует малозначительность повода, послужившего предлогом для демонстративного повреждения автомобиля потерпевшего в присутствии других лиц.

Вместе с тем, при назначении М. наказания, суд не в полной мере выполнил требования ст. 60 УК РФ.

Из материалов дела следует, что в ходе предварительного расследования М. полностью возместил потерпевшему причиненный материальный ущерб, что в силу п. “к“ ч. 1 ст. 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание.

Однако указанное обстоятельство суд оставил без внимания.

В связи с изложенным судебная коллегия изменила приговор, снизив М. наказание до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

По мнению судебной коллегии, квалификация действий

осужденного как незаконная перевозка наркотических средств

без цели сбыта, совершенная в особо крупном размере, не

соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Приговор отменен, а уголовное дело направлено на новое

судебное рассмотрение

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 14 августа 2008 г. N 22-2398

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области от 04.07.2008 Б. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору, Б. признан виновным и осужден за незаконную перевозку наркотических средств без цели сбыта, совершенную в особо крупном размере, при следующих обстоятельствах.

04.05.2008 Б. не позднее 17:07 часов у неустановленного лица при неустановленных обстоятельствах приобрел вещество массой 664,2 грамма, содержащее в своем составе героин и являющееся наркотическим средством. С целью его незаконной перевозки за вознаграждение в размере 1500 рублей, наркотическое средство хранил при себе и незаконно перевозил по улицам г. Омска в управляемом им автомобиле до 17:40 часов без цели последующего сбыта.

Однако 04.05.2008 в период времени с 17:40 до 18:45 часов Б. был задержан сотрудниками УФСКН РФ по Омской области. При досмотре его автомобиля было обнаружено и изъято вещество массой 664,2 грамма, что является согласно постановлению Правительства РФ от 07.02.2006 N 76 “Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 УК РФ“ особо крупным размером.

Согласно заключению эксперта от 05.05.2008 представленное вещество массой 664,2 грамма, изъятое 04.05.2008 в ходе досмотра автомобиля Б., содержит в своем составе диацетилморфин (героин) и является наркотическим веществом.

В судебном заседании Б. вину признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель оспаривает переквалификацию действий осужденного с ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия отменила приговор, указав следующее.

В силу ст. 380 УПК РФ приговор подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильным применением уголовного закона.

Переквалифицируя действия Б. с ч. 1 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, суд указал, что умысел Б. был направлен лишь на перевозку наркотиков, за что ему было обещано вознаграждение.

Однако из материалов уголовного дела следует, что в службу наркоконтроля систематически поступала оперативная информация о том, что граждане республики Кыргызстан (“Маша“, “Ахмед“) занимаются сбытом наркотических средств, данное наркотическое средство им помогает реализовывать и перевозить в пределах г. Омска Б. Задержан был Б. в ходе оперативно-розыскных мероприятий, что следует из показаний К. и Л. (л.д. 60 - 62, 101 - 103).

Как установлено в судебном заседании, Б. наркотические средства не употребляет, перевозил 664,2 грамма героина, должен был по договоренности передать “Владимиру“. Перевозил данное наркотическое средство Б. в пределах города от одного лица к другому за вознаграждение. Таким образом, Б. фактически выполнил объективную сторону преступления - приготовил к сбыту наркотические средства в особо крупном размере.

При таких обстоятельствах выводы суда о квалификации действий Б. по ч. 2 ст. 228 УК РФ, по мнению коллегии, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

На основании изложенного судебной коллегией приговор отменен, а дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении уголовного дела суду следует полно, всесторонне и объективно исследовать доказательства в их совокупности и в зависимости от установленных обстоятельств принять решение, соответствующее закону.

По мнению коллегии, вывод суда I инстанции об исключении из

обвинения квалифицирующего признака с причинением тяжкого

вреда здоровью, по признаку неизгладимого обезображивания

лица, не основан на исследованных судом доказательствах

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 7 августа 2008 г. N 22-2299

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 03.07.2008 Г., ранее не судимый, осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Согласно приговору, Г. 22.02.2008 около 23 часов в г. Омске умышленно, из корыстных побуждений, с целью разбойного нападения и открытого хищения чужого имущества, напал на ранее незнакомого К. и предметом, используемым в качестве оружия, нанес удар К. по затылочной части головы, от которого последний упал на колени. С целью подавления возможного сопротивления со стороны потерпевшего Г. нанес данным предметом не менее 6 ударов по голове, один удар в область носа и не менее 4 ударов по голове в теменную область. Обыскал карманы одежды потерпевшего, откуда открыто похитил сотовый телефон “Сименс МЕ 45“ стоимостью 3500 рублей, с сим-картой оператора МТС с безлимитным тарифом, принадлежащий ЗАО “Зодиак“, причинив ущерб на указанную сумму, а также похитил имущество, принадлежащее потерпевшему К., на сумму 13328 рублей.

В результате преступных действий Г. потерпевшему К. причинены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, сотрясения головного мозга с множественными ушибленными ранами головы, с переломом костей носа с выраженным смещением костных отломков и нарушением функции носового дыхания, которые квалифицируются как причинившие средней тяжести вреда здоровью.

В кассационном представлении прокурор оспаривает обоснованность переквалификации действий Г. с п. “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ, ссылаясь на то, что суд необоснованно исключил из обвинения Г. причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью по признаку неизгладимого обезображивания лица. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия отменила приговор, а уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Действия осужденного органами предварительного следствия квалифицировались по п. “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбойное нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Суд переквалифицировал действия Г. на ч. 2 ст. 162 УК РФ, исключив из объема обвинения квалифицирующие признаки совершения нападения группой лиц по предварительному сговору и причинение тяжкого вреда здоровью по признаку неизгладимого обезображивания лица.

В обоснование исключения из обвинения квалифицирующего признака - причинение тяжкого вреда здоровью по признаку неизгладимого обезображивания лица - суд указал, что им исследовался эстетический момент, касающийся внешности потерпевшего. Установлено, что в результате пластической операции лицо К. в суде безобразным не выглядит, как не выглядело оно отталкивающим для допрошенных в суде девушки и коллег потерпевшего до пластической операции.

Вместе с тем, по мнению судебной коллегии, судом I инстанции не дано надлежащей оценки показаниям потерпевшего, из которых следует, что до пластической операции он сильно переживал относительно своего внешнего вида, т.к. работа заключается в общении с большим количеством людей; показаниям представителя потерпевшего Б., которая также показала суду, что видела на лице К. серьезные повреждения, отталкивающие его внешность; показаниям свидетелей У. и В., которые показали суду, что после избиения у потерпевшего был сломан нос и до пластической операции К. сильно смущался повреждений на лице, чувствовал себя неуверенно, нуждался в проведении пластической операции.

Согласно заключению эксперта от 25.04.2008 повреждения у К. в области лица являются стойкими неизгладимыми, в левой подглазничной области рубец сине-багровой окраски размером 1,2 x 0,2 см, на боковой стенке носа слева полосовидный рубец размером 1,2 x 0,2 см, рубцы на уровне окружающих тканей сине-багровой окраски. Наружный нос резко деформирован, спинка носа смещена вправо в средней трети на 2,5 см от оси, отмечается болезненность при пальпации по левой боковой стенке носа, в области кончика носа. Отмечается нарушение носового дыхания с обеих сторон (потерпевший на приеме сидел с открытом ртом), для устранения повреждений необходимо оперативное лечение.

По мнению коллегии, суду следовало оценивать не положительный результат пластической хирургии на лице потерпевшего К., а внешний вид потерпевшего до оперативного вмешательства с учетом общепринятых эстетических представлений, по фотографиям с изображением К. до совершения преступления и после, которые были приобщены к материалам уголовного дела.

Исключение из обвинения Г. причинения тяжкого вреда здоровью по признаку неизгладимого обезображивания лица потерпевшего привело к несправедливости приговора, чрезмерной мягкости назначенного наказания.

На основании изложенного судебная коллегия приняла вышеназванное решение.

Приговор суда изменен, поскольку факт приобретения

наркотических средств материалами дела не установлен

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 21 августа 2008 г. N 22-2453

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 11.07.2008 Ч. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 7 годам лишения свободы.

Ч. признан виновным и осужден за совершение 07.04.2008 в г. Омске незаконного приобретения и хранения без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере.

В судебном заседании Ч. вину признал полностью.

В кассационном представлении прокурор ставит вопрос об изменении приговора в связи с необоснованностью осуждения Ч. за незаконное приобретение наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере.

Судебная коллегия указала, что имеются основания для изменения приговора по доводам кассационного представления.

Согласно ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию, является событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). Эти обстоятельства согласно ст. 307 п. 1 УПК РФ должны быть указаны в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора.

Поскольку органами следствия не установлены и в приговоре суда не указаны время, место и обстоятельства приобретения наркотических средств Ч., то приговор в этой части нельзя признать законным и обоснованным, а осуждение Ч. за приобретение наркотических средств подлежит исключению.

Приговор районного суда г. Омска от 11.07.2008 изменен: исключено осуждение Ч. по признаку незаконного приобретения без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере, наказание снижено до 5 лет лишения свободы.

При вынесении обвинительного приговора судом не учтен

возраст, с которого наступает уголовная ответственность

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 7 августа 2008 г. N 22-2300

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 10.07.2008 И., 06.10.1992 гр., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ с применением ст. 88 УК РФ к 112 часам обязательных работ, по ч. 1 ст. 158 УК РФ с применением ст. 88 УК РФ к 124 часам обязательных работ. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно к отбытию определено 144 часа обязательных работ.

По делу осужден также М., приговор в отношении которого не обжалован.

Согласно приговору, И. признан виновным и осужден за умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, а также за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества.

Преступления совершены 03.03.2008 в г. Омске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании И. вину признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора в связи с его незаконностью. В обоснование указывает, что уголовное преследование И. по ч. 1 ст. 115 УК РФ подлежит прекращению, поскольку на момент совершения преступления он не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Судебная коллегия приговор изменила, указав следующее.

Вывод суда о виновности И. соответствует материалам дела и основан в приговоре на правильной оценке собранных по делу доказательств.

Действиям И. дана правильная юридическая оценка.

Вместе с тем доводы кассационного представления основаны на требованиях уголовного и уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 20 УК РФ уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста.

На момент совершения преступления, т.е. на 03.03.2008 И. не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность по ч. 1 ст. 115 УК РФ. В связи с этим приговор в этой части подлежит отмене с прекращением производства по делу.

На основании изложенного судебной коллегией приговор изменен.

Постановлено считать И. осужденным по ч. 1 ст. 158 УК РФ с применением ст. 88 УК РФ к 124 часам обязательных работ. Кассационное представление удовлетворено.

Ходатайство о снятии судимости до истечения срока ее

погашения может быть подано осужденным только после полного

отбытия наказания (п. 5 ст. 86 УК РФ)

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 27 марта 2008 г. N 22-750/08

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области от 07.02.2005 С. осужден по ч. 1 ст. 158, п. п. “а“, “б“ ч. 2 ст. 158, п. п. “а“, “б“ ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Постановлением районного суда г. Омска от 23.10.2007 освобожден из мест лишения свободы 06.11.2007 условно-досрочно на 1 год 9 месяцев 14 дней.

22.08.2008 постановлением районного суда Омской области удовлетворено ходатайство С. о снятии судимости по приговору от 07.02.2005.

В кассационном представлении заместитель прокурора поставил вопрос о незаконности постановления, указывая, что С. освободился из исправительного учреждения на условно-досрочное. Полагает, что столь незначительный срок - 3 месяца 16 дней, прошедший с момента условно-досрочного освобождения, не может свидетельствовать о безупречности поведения осужденного С.

Судебная коллегия отменила постановление, указав следующее.

В том случае, если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости (п. 5 ст. 86 УК РФ).

Из материалов дела следует, что С. освобожден условно-досрочно, т.е. наказание по приговору от 07.02.2005 он полностью не отбыл.

Данное обстоятельство при разрешении ходатайства судом не принято во внимание, что повлияло на законность вынесенного постановления.

Судебная коллегия на основании ч. 2 ст. 380 УПК РФ отменила постановление и направила материал на новое судебное рассмотрение.

1.2. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

На родителя, лишенного родительских прав, суд может

возложить ответственность за вред, причиненный

несовершеннолетним ребенком, в течение трех лет

после лишения его родительских прав

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 19 июня 2008 г. N 22-1627

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 30.04.2008 К., 14.11.1991 г.р., ранее судимый, осужден по ч. 1 ст. 162 УК РФ, с применением ч. 6.1 ст. 88, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы без штрафа.

С родителей осужденного - К. и Д. взыскано в пользу потерпевшей Т. по 9010 рублей с каждого в счет возмещения материального ущерба.

Согласно приговору К. признан виновным и осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья.

В судебном заседании осужденный вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный просит приговор суда изменить, назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

Судебная коллегия отменила приговор в части гражданского иска и дело направила на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, указав следующее.

Вина К. в преступлении, за которое он осужден, доказана собранными по делу исследованными в судебном заседании доказательствами и не оспаривается в кассационной жалобе.

Действия осужденного правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Наказание К. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ. Лишение свободы избрано в соответствии с законом и требованиями ч. 6.1 ст. 88, ст. 89 УК РФ.

Вместе с тем при разрешении гражданского иска суд не учел, что в соответствии со ст. 1075 ГК РФ на родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственно“ть за вред, причиненный несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя родительских прав. Обязанность по возмещению материального ущерба от преступления судом была возложена на родителей осужденного - К. и Д.

Из уголовного дела видно, что мать осужденного Д. решением суда была лишена родительских прав 20.10.1998. Таким образом, с момента решения суда прошло более 3 лет и взыскание с Д. средств в счет возмещения причиненного действиями осужденного К. ущерба противоречит закону.

Поскольку не все требования закона были учтены при

назначении наказания, судебная коллегия изменила приговор,

снизив наказание с 9 лет до 8 лет 5 месяцев лишения свободы

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 19 июня 2008 г. N 22-1475

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области от 03.04.2008 В. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В. признан виновным и осужден за покушение на убийство, совершенное в г. Омске 24.11.2007.

В судебном заседании осужденный вину признал частично.

В кассационном представлении заместителем прокурора поставлен вопрос об отмене приговора ввиду неправильного применения уголовного закона.

Судебная коллегия изменила приговор по доводам кассационного представления, указав следующее.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновного, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств. В качестве смягчающих обстоятельств суд учел явку с повинной В.

В соответствии с правилами ст. 62 УК РФ, при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. “и“ ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Кроме того, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Таким образом, в силу закона, максимальный срок наказания В. за совершенное им преступление не может превышать более 8 лет 5 месяцев 25 дней.

С учетом изложенного судебная коллегия снизила размер наказания до 8 лет 5 месяцев.

Приговор изменен, поскольку при назначении наказания

несовершеннолетнему нарушены требования уголовного закона

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 7 августа 2008 г. N 22-2254

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области от 27.06.2008 Г., 03.03.1992 г.р., ранее не судимый, осужден по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением правил ст. ст. 64, 88 УК РФ к 150 часам обязательных работ.

Постановлено взыскать с Г. в пользу потерпевшего 2000 рублей, а в случае отсутствия или недостаточности денежных средств взыскания производить с Г.Л. - матери осужденного.

Согласно приговору Г. 06.03.2008 около 18 часов совместно с малолетними Г., 1995 г/р., и У., 1997 г/р., сорвав замки с входной двери комнаты, в которой проживал М., и незаконно проникнув туда, похитил стиральную машинку “Сибирь“, стоимостью 2000 рублей.

Осужденный Г. в судебном заседании вину признал полностью.

В кассационном представлении прокурор, не оспаривая установленные судом фактические обстоятельства уголовного дела, просит приговор изменить, назначив Г. наказание в виде штрафа в размере 2000 рублей. Полагает, что при назначении Г. наказания с применением ст. 64 УК РФ суд не учел, что наказание в виде штрафа, предусмотренное санкцией ст. 158 ч. 3 УК РФ, является более мягким видом наказания, чем обязательные работы.

Судебная коллегия изменила приговор по доводам кассационного представления.

Вина Г. в совершении тайного хищения имущества М. с незаконным проникновением в жилище доказана собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами и не оспаривается в кассационном представлении.

Правовая оценка действий Г. является правильной.

Вместе с тем приговор в части назначения осужденному наказания является незаконным и подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона.

Так, суд в описательно-мотивировочной части судебного решения указал, что при назначении наказания принимает во внимание возраст Г., условия его жизни и признает данные обстоятельства исключительными в соответствии со ст. 64 УК РФ. С учетом ст. 88 УК РФ назначает более мягкий вид наказания, чем предусмотренный ч. 3 ст. 158 УК РФ, то есть обязательные работы.

В соответствии со ст. 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления, наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей.

Санкцией ч. 3 ст. 158 УК РФ предусмотрено наказание в виде штрафа и лишения свободы. Таким образом, в соответствии со ст. 44 УК РФ более мягким видом наказания за данное преступление является штраф, а не обязательные работы.

В соответствии с ч. 2 ст. 88 УК РФ штраф несовершеннолетним назначается в размере от одной тысячи до пятидесяти тысяч рублей.

На основании изложенного приговор районного суда от 27.06.2008 в отношении Г. изменен. Постановлено считать его осужденным по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ст. 88 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 1000 рублей.

Приговор суда изменен, поскольку его резолютивная часть не

соответствует требованиям закона

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 14 августа 2008 г. N 22-2321

(извлечение)

Приговором районного суда Омской области от 08.07.2008 А., 23.09.1992 г.р., ранее не судимый, признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 130 часам обязательных работ.

Согласно приговору, А. осужден за совершение грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, совершенного 08.02.2008 в р.п. Таврическое Таврического района Омской области.

В судебном заседании А. вину признал полностью.

В кассационном представлении прокурор ставит вопрос об изменении приговора в связи с тем, что суд, придя к выводу о наличии исключительных обстоятельств и сославшись в описательно-мотивировочной части приговора о назначении наказания с применением правил ст. 64 УК РФ, не указал об этом в резолютивной части приговора.

Судебная коллегия изменила приговор по доводам кассационного представления, указав следующее.

Мера наказания определена судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенного осужденным преступления, данных о личности виновного и обстоятельств, смягчающих его наказание, к которым суд отнес признание вины, раскаяние в содеянном, возмещение ущерба, несовершеннолетие виновного. По мнению судебной коллегии, пришел к обоснованному выводу о возможности назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 88 УК РФ.

Вместе с тем согласно пункту 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.1996 N 1 “О судебном приговоре“ (с изменениями от 6 февраля 2007 года) при назначении наказания за определенные преступления ниже низшего предела санкции закона в резолютивной части приговора должно быть указано, что это наказание определяется по соответствующей статье (части, пункту статьи) с применением ст. 64 УК РФ.

В нарушение указанных требований суд, мотивировав в приговоре выводы по вопросу возможности назначения наказания с применением правил ст. 64 УК РФ, не указал в резолютивной части приговора, что наказание по ч. 1 ст. 161 УК РФ А. определено с применением ст. 64 УК РФ.

На основании изложенного судебная коллегия изменила приговор, постановив считать А. осужденным по ч. 1 ст. 161 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 130 часам обязательных работ. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Приговор суда изменен, поскольку согласно закону взыскание

компенсации морального вреда производится с осужденных с

учетом степени вины лица и участия его в преступлении

в долевом порядке

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 7 августа 2008 г. N 22-2276

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 26.06.2008 К.Г., ранее судимый, осужден по п. “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима; К.В., ранее судимый, осужден по п. “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого.

Постановлено взыскать солидарно с К.Г. и К.В. в пользу потерпевшего Г. 40741,98 рубля в счет возмещения материального ущерба и 100000 рублей в счет возмещения морального вреда.

Согласно приговору, К.Г. и К.В. признаны виновными в совершении разбойного нападения, группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, совершенного 14.03.2008 в 22:30 часов в г. Омске, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании К.Г. и К.В. вину признали частично.

В кассационных жалобах осужденные просят смягчить наказание.

Судебная коллегия приговор изменила, указав следующее.

Выводы суда о виновности осужденных в совершении преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре, подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Правовая оценка действий осужденных является правильной.

Наказание, назначенное К.Г. и К.В., соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, близко к минимальной санкции ч. 4 ст. 162 УК РФ и не является чрезмерно суровым.

Вместе с тем, по данному делу судом допущено нарушение закона при рассмотрении иска о компенсации морального вреда.

Согласно требованиям ст. ст. 150, 151, 1099 - 1101 ГК РФ компенсация морального вреда взыскивается с виновных лиц с учетом роли виновного, обстоятельств дела и в отличие от материального ущерба, с каждого виновного лица в конкретной сумме взыскивается компенсация морального вреда не в солидарном, а в долевом порядке.

Поэтому, учитывая одинаковую роль каждого осужденного в совершении преступления, судебная коллегия считает необходимым приговор изменить, взыскав в пользу потерпевшего с каждого осужденного по 50000 рублей в счет компенсации морального вреда.

В остальной части приговор оставлен без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

В соответствии с законом из заработка осужденного к

исправительным работам производятся удержания в доход

государства в размере, установленном приговором суда

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 14 августа 2008 г. N 22-2321

(извлечение)

Приговором мирового судьи с/у N 19 Омской области от 27.05.2008 А. признан виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, и ему назначено наказание в виде 6 месяцев исправительных работ с удержанием из заработка осужденного 10% в доход государства.

По апелляционному представлению прокурора приговор мирового судьи изменен в части назначения наказания. Суд II инстанции учел в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступления в отношении малолетнего лица и назначил наказание в виде 9 месяцев исправительных работ с удержанием из заработной платы 10%.

В судебном заседании А. вину признал полностью.

В кассационном представлении прокурор считает приговор незаконным и просит его отменить, поскольку суд в нарушение требований ч. 3 ст. 50 УК РФ и п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части приговора не указал о производстве удержаний из заработка в доход государства.

Судебная коллегия изменила приговор по доводам кассационного представления.

Выводы суда об обстоятельствах преступления, о виновности А. в совершенном преступлении соответствуют фактическим обстоятельствам дела, мотивированы, подтверждены совокупностью исследованных доказательств и не оспариваются сторонами.

Квалификация действий осужденного по ч. 1 ст. 115 УК РФ является правильной.

Мера наказания определена судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенного осужденным преступления, данных о личности виновного и обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание. Вместе с тем, в соответствии с ч. 3 ст. 50 УК РФ из заработка осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным.

В нарушение указанных требований суд, назначив А. наказание в виде исправительных работ с удержанием из заработка 10%, не указал о производстве удержаний в доход государства, в связи с чем судебная коллегия приговор в этой части изменила, указав о взыскании с А. 10% из заработной платы в доход государства.

Если лицо, совершившее особо тяжкое преступление в

несовершеннолетнем возрасте, на момент постановления

приговора достигло совершеннолетия, то ему следует

назначать отбывание наказания в исправительной колонии

общего режима

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 22 мая 2008 г. N 22-1285/08

(извлечение)

Приговором районного суда г. Омска от 26.03.2008 Т., 20.02.1990 г/р, осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

По данному делу осужден К., приговор в отношении которого не обжаловался.

Согласно приговору Т. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшее по неосторожности смерть человека. Преступление совершено в г. Омске 24.11.2007 при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении прокурор оспаривает вид исправительного учреждения. Указывает, что Т. к моменту вынесения приговора достиг совершеннолетнего возраста, в связи с чем должен отбывать наказание в исправительной колонии общего режима.

В кассационных жалобах осужденный Т., адвокат Б. и законный представитель Т. считают приговор чрезмерно суровым. Просят с учетом обстоятельств совершенного преступления, влияния на осужденного взрослого соучастника преступления - К., признания вины, раскаяния, активного способствования раскрытию преступления, явки с повинной, несовершеннолетнего возраста осужденного, положительных характеристик, отсутствия отягчающих обстоятельств назначить наказание с применением ст. 64 и ч. 6.1 ст. 88 УК РФ.

Судебная коллегия приговор изменила по доводам кассационного представления.

Вина Т. в преступлении, за которое он осужден, доказана собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами и не оспаривается в кассационных жалобах и кассационном представлении.

Действия Т. правильно квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Суд в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 60, 89 УК РФ учел не только тяжесть и степень общественной опасности совершенного преступления, но и роль каждого в совершении преступления, данные о личности виновного, обстоятельства, смягчающие наказание Т., в том числе и те, которые указаны в кассационных жалобах, и, с учетом требований ст. 62 и ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, назначил справедливое наказание, которое чрезмерно суровым не является.

Оснований для снижения наказания коллегия не усматривает.

Вместе с тем, согласно пункту 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 14 “О практике назначения судами видов исправительных учреждений“, если лицо, совершившее особо тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, на момент постановления приговора достигло совершеннолетия, то ему следует назначать отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

Поскольку 20.02.2008 Т. исполнилось восемнадцать лет, т.е. на момент постановления приговора он стал совершеннолетним, то в силу изложенного вид исправительного учреждения подлежит изменению.

На основании изложенного приговор районного суда г. Омска от 26.03.2008 в отношении Т. изменен: местом отбывания наказания Т. назначена исправительная колония общего режима. В остальной части приговор оставлен без изменения, а кассационные жалобы адвоката, осужденного и законного представителя - без удовлетворения.

Наличие на иждивении малолетних детей является

обстоятельством, смягчающим наказание.

Лицо подлежало освобождению от уголовной ответственности

в связи с актом об амнистии

(Постановление ГД ФС РФ от 19.04.2006 N 3043-IV ГД)

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 3 апреля 2008 г. N 22-821/08

(извлечение)

Приговором городского суда Омской области от 03.04.2008 Н. и Т. осуждены каждый по п. “а“ ч. 2 ст. 158, 73 УК РФ к 6 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев.

Согласно приговору в сентябре 2005 года в дневное время Н. и Т. по предварительному сговору между собой, свободным доступом, с пастбища тайно похитили овцу стоимостью 2000 рублей, принадлежавшую Б.

В судебном заседании осужденные Н. и Т. вину признали полностью.

В кассационном представлении прокурор, не оспаривая квалификации действий осужденных, просит учесть в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Н., наличие у него на иждивении малолетних детей. Кроме того, просит в связи с амнистией и ст. 84 УК РФ освободить Т. от наказания.

Судебная коллегия изменила приговор по доводам кассационного представления, указав следующее.

Согласно материалам дела у Н. имеются на иждивении трое малолетних детей. Однако в нарушение требований закона (п. “г“ ч. 1 ст. 61 УК РФ) суд не учел данное обстоятельство в качестве смягчающего при назначении наказания.

Кроме того, на момент совершения преступления (сентябрь 2005 года) Т. имела на иждивении двух малолетних детей 9-ти и 4-х лет, в отношении которых она была лишена родительских прав лишь 24.05.2007.

После совершения преступления и до осуждения Т. было принято постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 19 апреля 2006 года N 3043-IV ГД “Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России“. В соответствии с п. 3 ч. 6 указанного Постановления, в отношении женщин, имеющих несовершеннолетних детей, обвиняемых в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание не свыше пяти лет лишения свободы, и ранее не отбывавших наказание в виде лишения свободы, уголовные дела подлежат прекращению.

На основании изложенного приговор городского суда Омской области изменен: снижено Н. наказание до 5 лет лишения свободы.

Т. освобождена от наказания на основании п. 3 ч. 6 постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 19.04.2006.

2. ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Постановление судьи об отказе в восстановлении пропущенного

срока на кассационное обжалование приговора необоснованно и

подлежит отмене

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 24 апреля 2008 г. N 22-1055

(извлечение)

31.03.2008 постановлением судьи районного суда г. Омска К. отказано в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока на кассационное обжалование приговора, постановленного 07.03.2008.

В кассационной жалобе осужденный ставит вопрос об отмене постановления, ссылаясь на то, что копия приговора ему была вручена 21.03.2008, т.е. через 13 суток после провозглашения приговора, и суд в нарушение ч. 2 ст. 357 УПК РФ не восстановил пропущенный срок обжалования.

Судебная коллегия отменила постановление судьи, указав следующее.

На основании ч. 1 ст. 356 УПК РФ жалоба и представление на приговор или иное решение суда первой инстанции могут быть поданы сторонами в апелляционном или кассационном порядке в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

В соответствии со ст. 312 УПК РФ копии приговора в течение пяти суток с момента его провозглашения должны быть вручены осужденному или оправданному, его защитнику и обвинителю.

В случае пропуска срока обжалования по уважительной причине лица, имеющие право подать жалобу или представление, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговор, о восстановлении пропущенного срока (ч. 1 ст. 357 УПК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 357 УПК РФ пропущенный срок обжалования восстанавливается, если копии обжалуемого судебного решения вручены лицам, указанным в ч. ч. 4, 5 ст. 354 УПК РФ, по истечении пяти суток со дня его провозглашения.

Приговор в отношении К. провозглашен 07.03.2008.

Согласно справочному листу уголовного дела копия приговора вручена осужденному 21.03.2008, т.е. на 14-й день со дня провозглашения приговора.

Судебная коллегия указала, что при изложенных обстоятельствах постановление судьи об отказе в восстановлении пропущенного срока на кассационное обжалование является необоснованным и подлежит отмене.

Судебное решение отменено, поскольку адвокат в ходе

судебного разбирательства занял позицию, противоречащую

показаниям подзащитного.

В адрес адвоката вынесено частное определение

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 5 июня 2008 г. N 22-1472

(извлечение)

Постановлением районного суда Омской области от 24.04.2008 И. освобожден от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ.

К И. применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Согласно материалам дела, И. умышленно причинил тяжкий вред здоровью потерпевшему.

В судебном заседании подсудимый И. вину не признал.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в связи с тем, что адвокат нарушил право обвиняемого на защиту, заняв в ходе судебного разбирательства позицию, противоречащую показаниям подзащитного, отрицающего совершение деяния.

Судебная коллегия отменила постановление апелляционной инстанции и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, п. п. 3 и 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ“, а также п. 2 ч. 1 ст. 9 и ч. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат, принявший поручение на защиту по уголовному делу в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого. При этом адвокат не вправе занимать по делу позицию и действовать вопреки воле доверителя (подзащитного).

Из материалов дела усматривается, что на предварительном следствии и в судебном заседании И. отрицал совершение им деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, и последовательно давал показания о том, что ни при каких обстоятельствах не наносил ранение потерпевшему Б.

Таким образом, адвокат М. фактически отказалась от принятой на себя защиты и действовала вопреки воле подзащитного.

Кроме того, в постановлении разрешен вопрос о виновности И. в инкриминируемом ему деянии, что противоречит требованиям ч. 1 ст. 442 УПК РФ, согласно которым в ходе судебного производства по делам о применении мер медицинского характера вопрос о виновности лица не входит в перечень обстоятельств, подлежащих установлению в ходе судебного разбирательства.

Вследствие допущенных судом нарушений уголовно-процессуального закона, выразившихся в лишении И. права на защиту, судебная коллегия считает необходимым постановление отменить на основании ч. 1 ст. 381 УПК РФ и дело направить на новое судебное рассмотрение.

По данному делу в отношении адвоката М. в адрес президента ННО “Омская областная коллегия адвокатов“ направлено частное определение о факте грубого нарушения законодательства при рассмотрении уголовного дела.

Судебное решение отменено, поскольку законом не

предусмотрено применение принудительных мер медицинского

характера к лицу, совершившему общественно опасное деяние

небольшой тяжести

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 5 июня 2008 г. N 22-1493

(извлечение)

08.05.2008 постановлением судьи районного суда г. Омска удовлетворено представление ГУЗ ОО “Клиническая психиатрическая больница им. Н.Н. Солодникова“ о продлении принудительного лечения в отношении Т.

С 30.11.2006 Т. по постановлению суда от 23.10.2006 находится на принудительном лечении в психиатрическом стационаре специализированного типа за совершение общественно-опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ.

В кассационном представлении заместитель прокурора выразил несогласие с постановлением, поскольку на основании ч. 2 ст. 443 УПК РФ принудительное лечение в отношении Т. подлежит прекращению, т.к. им совершено деяние небольшой тяжести.

Судебная коллегия отменила постановление судьи и дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Принимая решение о продлении принудительной меры медицинского характера, судом не исследованы и не проверены основания применения к Т. названных мер, не истребовано и не исследовано первоначальное решение суда, на основании которого Т. назначено принудительное лечение.

Таким образом, суд не учел обстоятельства, которые существенным образом могли повлиять на выводы суда относительно удовлетворения либо неудовлетворения представления лечебного учреждения.

Коллегия отметила, что в соответствии с ч. 2 ст. 443 УПК РФ суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера, если лицом совершено деяние небольшой тяжести.

При таком положении состоявшееся судебное решение законным и обоснованным признать нельзя.

При новом рассмотрении суду следует рассмотреть представление лечебного учреждения в отношении Т. с соблюдением процедуры судопроизводства, учесть и устранить указанные недостатки и принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

Суд может возвратить дело прокурору для устранения

препятствий его рассмотрения, за исключением случаев, когда

решение прокурора принято в порядке, установленном ч. 4

ст. 222 УПК РФ (обвиняемый не явился по вызову или иным

образом уклонился от получения копии обвинительного

заключения)

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 6 марта 2008 г. N 22-614

(извлечение)

Постановлением судьи районного суда г. Омска уголовное дело в отношении Ц., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, возвращено прокурору для установления местонахождения и вручения копии обвинительного заключения обвиняемому Ц.

Основанием принятого решения явилось отсутствие в материалах уголовного дела сведений об извещении Ц. о необходимости явиться в прокуратуру за получением копии обвинительного заключения, а также сведений об отказе Ц. в получении указанного заключения. Таким образом, по мнению судьи, решение о направлении уголовного дела в суд без вручения копии обвинительного заключения нельзя признать законным.

Кроме того, суд указал, что согласно представленной прокурором справки УУМ УВД АО г. Омска следует, что родственники Ц. неоднократно предупреждались о необходимости его явки в прокуратуру за получением обвинительного заключения. Однако, как следует из объяснений сестры и рапорта судебного пристава, осуществлявшего принудительный привод Ц. в суд, ни сестра, ни мать с начала октября 2007 года Ц. не видели.

В кассационном представлении прокурор просит отменить постановление суда, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку дело направлено прокурором в суд в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 222 УПК РФ. Кроме того, органами предварительного следствия в полном объеме были приняты меры по установлению местонахождения Ц.

Судебная коллегия удовлетворила кассационное представление, указав следующее.

На основании положений п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ суд может возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, если копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, когда суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК РФ.

В силу ч. 4 ст. 222 УПК РФ, если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения копии обвинительного заключения, то прокурор направляет уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому.

Из материалов уголовного дела следует, что заместителем прокурора округа давалось поручение начальнику УВД-1 ЦАО г. Омска об установлении местонахождения Ц. и обеспечении его явки в прокуратуру. Уголовное дело направлено в районный суд 14.11.2007 с указанием в качестве причины невручения копии обвинительного заключения невозможность установить местонахождение обвиняемого принятыми мерами.

Таким образом, органами предварительного расследования в полном объеме были предприняты меры по установлению местонахождения Ц.

На основании изложенного судебная коллегия указала, что уголовное дело в отношении Ц. направлено в суд в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Постановление апелляционной инстанции отменено, дело

направлено на новое судебное рассмотрение, поскольку орудия

преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат

конфискации, или передаются в соответствующие учреждения,

или уничтожаются

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 5 июня 2008 г. N 22-1426

(извлечение)

Приговором мирового судьи Р. осужден по п. “г“ ч. 2 ст. 260, 73 УК РФ к 1 году лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью условно с испытательным сроком в 1 год.

Постановлением районного суда Омской области от 24.04.2008 приговор мирового судьи судебного участка N 28 Омской области от 18.03.2008 в отношении Р. оставлен без изменения.

Р. признан виновным и осужден за то, что в период времени с 4 по 8 февраля 2008 года произвел незаконную порубку деревьев породы “сосна“ без заключения договора купли-продажи на лесопользование. Своими действиями Р. причинил лесному фонду в лице его представителя - отдела Седельниковского лесничества Главного управления лесного хозяйства Омской области ущерб на общую сумму 242949 рублей.

При постановлении приговора вещественное доказательство (бензопила марки “Штиль“) возвращена осужденному Р.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене решения апелляционной инстанции ввиду нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального закона, мотивируя тем, что суд, ссылаясь на отсутствие в материалах дела и обвинительном заключении данных о признании орудием преступления бензопилы “Штиль“, принадлежащей Р., принял решение о возврате ее осужденному.

Судебная коллегия отменила постановление суда апелляционной инстанции, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Из материалов уголовного дела следует, что Р. совершил незаконную порубку леса с помощью бензопилы “Штиль“, следовательно, она является орудием преступления.

Статьей 220 УПК РФ не предусмотрено обязательное указание в обвинительно“ заключении на орудие преступления.

П. 2 ч. 1 ст. 309 УПК РФ обязывает при постановлении приговора принять решение о вещественных доказательствах.

В соответствии со ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами признаются любые предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; на которые были направлены преступные действия; деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

В ч. 3 ст. 81 УПК РФ перечислены способы, которыми суд решает судьбу вещественных доказательств. В частности, в п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются.

В соответствии со ст. 104.1 УК РФ конфискация имущества есть принудительное безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащего обвиняемому.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции надлежит установить, к какому виду вещественных доказательств относится изъятая пила и с учетом этого определить ее судьбу.

Невручение обвиняемому копии обвинительного заключения

является существенным нарушением норм процессуального права

и является основанием отмены приговора с направлением дела

на новое судебное рассмотрение

Постановление президиума Омского областного суда

от 20 мая 2008 г. N 44-У-178/П

(извлечение)

Согласно приговору, Ц. признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы.

В кассационном порядке приговор не обжалован.

В надзорном представлении прокурором поставлен вопрос об отмене приговора в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Президиум отменил приговор и направил уголовное дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 233 УПК РФ рассмотрение уголовного дела в судебном заседании не может быть назначено ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта. Таким образом, суд обязан выяснить у подсудимого, получил ли он копию обвинительного заключения.

Кроме того, право обвиняемого на получение копии обвинительного заключения или обвинительного акта закреплено в п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ.

По настоящему делу вышеуказанное требование закона судом соблюдено не было.

Суд рассмотрел уголовное дело в отношении Ц. при том, что копия обвинительного заключения последнему не вручалась.

В материалах дела имеется постановление суда о возобновлении производства по делу, в котором суд указывает о необходимости вручения Ц. копии обвинительного заключения, поскольку органами предварительного расследования до направления дела в суд копия обвинительного заключения ему вручена не была.

В справочном листе указано о направлении копии обвинительного заключения в ФГУ ИЗ-55/3 УФСИН России по Омской области. Однако расписки о получении Ц. указанной копии обвинительного заключения в материалах уголовного дела не имеется. Кроме того, информация об этом отсутствует и в спецчасти изолятора временного содержания, в котором находился осужденный, и в его личном деле по месту отбывания наказания (спецчасти ФГУ ИК-7 УФСИН России по Омской области).

Президиум указал, что при таких обстоятельствах процессуальное право Ц., предусмотренное п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, нарушено, в связи с чем постановленное в отношении него судебное решение не может являться законным и обоснованным.

Постановление судьи об отказе в приеме заявления и

определение судебной коллегии отменены, поскольку жалобы,

поданные в порядке ст. 125 УПК РФ, рассматриваются по месту

производства предварительного следствия

Постановление президиума Омского областного суда

от 20 мая 2008 г. N 44-У-168

(извлечение)

Постановлением судьи районного суда г. Омска от 25.12.2007 К. отказано в приеме заявления об отмене постановления от 18.10.2007.

Согласно материалам дела, 13.10.2007 постановлением следователя по особо важным делам следственного управления при УВД по Омской области уголовное дело в отношении К., возбужденное по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, прекращено за отсутствием состава преступления.

Постановлением от 18.10.2007 ВРИД заместителя начальника СК при МВД России указанное постановление отменено.

20.12.2007 К. в порядке ст. 125 УПК РФ обратился с жалобой об отмене постановления ВРИД заместителя начальника СК при МВД России от 18.10.2007 в Центральный районный суд г. Омска.

Судья районного суда, рассматривая жалобу К. в порядке ст. 125 УПК РФ, вынес вышеизложенное постановление (отказал в приеме заявления).

Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 31.01.2008 в удовлетворении жалобы об отмене постановления от 18.10.2007 и от 25.12.2007 К. отказано.

В надзорной жалобе К., не соглашаясь с судебными решениями, просит постановление районного суда от 25.12.2007 и определение судебной коллегии по уголовным делам от 31.01.2008 отменить, а его жалобу направить в суд на новое рассмотрение по существу.

Президиум отменил постановление от 25.12.2007 и определение от 31.01.2008, указав следующее.

Согласно ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановление дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, а равно иные решения действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного следствия.

Из материалов дела видно, что предварительное следствие по возбужденному уголовному делу в отношении К. ведется следователем УВД Омской области.

В силу изложенного постановление районного суда об отказе в приеме жалобы К. на том основании, что СК при МВД России находится в г. Москве и действия (бездействие) ее руководства, должностных лиц, совершенные в г. Москве, обжалуются в суды г. Москвы нельзя признать соответствующими требованиям ч. 1 ст. 125 УПК РФ.

Жалоба К. об отмене постановления ВРИД заместителя начальника СК при МВД России от 18.10.2007 направлена в Центральный районный суд г. Омска для рассмотрения по существу.

Приговор, постановленный без проведения судебного

разбирательства, не может быть обжалован в кассационном

порядке по такому основанию, как несоответствие выводов

суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам

уголовного дела, установленным судом первой или

апелляционной инстанции

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 13 сентября 2007 г. N 22-2401

(извлечение)

Приговором мирового судьи от 25.06.2007 ранее судимый Ш. осужден по двум эпизодам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159 УК РФ, с назначением наказания в виде 8 месяцев лишения свободы за каждый эпизод. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания, определено наказание - 1 год 2 месяца лишения свободы. На основании ч. 4 ст. 74, ст. 70 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 2 лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Взыскано с Ш. в пользу ЗАО “Банк Русский Стандарт“ 33814,50 рублей в счет возмещения причиненного имущественного ущерба.

Приговором городского суда Омской области от 07.08.2007 из мотивировочной части приговора исключено обстоятельство, отягчающее ответственность Ш., - рецидив преступлений. Наказание снижено до 7 месяцев лишения свободы по каждому эпизоду мошенничества, по ч. 2 ст. 69 УК РФ наказание снижено до 1 года 1 месяца лишения свободы, по ч. 4 ст. 74, 70 УК РФ - до 2 лет 7 месяцев лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Согласно приговору, Ш. признан виновным и осужден за совершение двух эпизодов мошенничества.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Ш. проживал совместно с З. в Тарском районе Омской области. После смерти З. свободным доступом завладел кредитной картой ЗАО “Банк Русский стандарт“ на имя последнего на сумму 50000 рублей. В дальнейшем, имея умысел на хищение денег, считая, что полученный кредит с умершего взыскиваться не будет, совместно с Д., умышленно, обманным путем, сняли с кредитной карты в банкомате 50000 рублей, которые Ш. впоследствии возвращать банку не собирался. Полученные деньги Ш. и Д. разделили, по 25000 рублей каждому, и потратили их на личные нужды. Своими действиями Ш. причинил материальный ущерб ЗАО “Банк Русский Стандарт“ в размере 25000 рублей.

Кроме того, Ш., имея умысел на хищение денег у Д., находясь в мае 2006 года в Тарском районе, сославшись на то, что он поедет в г. Тару и может заплатить за нее кредит, взятый ею в ЗАО “Банк Русский стандарт“, обманным путем завладел деньгами в размере 1900 рублей, принадлежащих Д. Полученные деньги Ш. использовал в личных целях, причинив материальный ущерб потерпевшей на указанную сумму.

Дело рассмотрено в особом порядке.

В кассационной жалобе осужденный просит приговор городского суда отменить, ссылаясь на то, что мошеннических действий не совершал; после смерти З. не он, а Д., узнав код кредитной карты ЗАО “Банк Русский Стандарт“, сняла с нее 50000 рублей, половину которых передала ему, а он эти деньги потратил на похороны; у Д. денег не брал.

Судебная коллегия приговор оставила без изменений, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения, указав следующее.

Из материалов дела следует, что уголовное дело рассмотрено в порядке особого производства на основании ходатайства подсудимого Ш., который указал, что он поддерживает ходатайство, которое заявил добровольно в присутствии и после консультации с защитником при ознакомлении с материалами дела.

В судебном заседании Ш. пояснил, что предъявленное обвинение ему понятно. Вину признал, последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства ему понятны.

Государственный обвинитель, защитник, потерпевшие Д. и представитель банка заявили о согласии на постановление приговора без проведения судебного разбирательства.

Таким образом, порядок постановления приговора без проведения судебного разбирательства соблюден.

Обвинение, с которым согласился Ш., обосновано, подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами. Действия Ш. квалифицированы верно. Назначенное наказание соответствует содеянному, а также требованиям уголовного и уголовно-процессуального закона.

Кроме того, судебная коллегия указала, что согласно ст. 317 УПК РФ приговор, постановленный в соответствии со ст. 316 УПК РФ (без проведения судебного разбирательства), не может быть обжалован в кассационном порядке по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 379 УПК РФ, - несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции.

На основании изложенного состоявшиеся судебные решения в отношении Ш. судебной коллегией оставлены без изменения, а кассационная жалоба осужденного - без удовлетворения.

Суд, не проверив достоверность сведений, необоснованно

прекратил уголовное дело в связи со смертью обвиняемого

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 27 марта 2008 г. N 22-764/08

(извлечение)

В. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. “в“ ч. 2 ст. 158, п. “а“ ч. 3 ст. 158, ч. 2 ст. 159 УК РФ.

19.02.2008 постановлением районного суда г. Омска уголовное дело прекращено в связи со смертью В.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставит вопрос об отмене постановления и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением норм процессуального права, ссылаясь на отсутствие в материалах дела свидетельства о смерти, выданного органами ЗАГС. Обращает внимание, что решение суда принято на основании телефонограммы дочери подсудимого, дежурного “оператора 02“ УВД г. Омска и сообщения УУМ Советского УВД г. Омска об обнаружении В. без признаков жизни.

Судебная коллегия постановление отменила, указав следующее.

В соответствии со ст. 24 УПК РФ в случае смерти обвиняемого уголовное дело подлежит прекращению, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Уголовное дело в отношении В. было прекращено в судебном заседании без предварительного слушания. Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании участвовали государственный обвинитель, защитник и потерпевший. Однако мнение вышеназванных лиц относительно прекращения уголовного преследования по имевшимся в деле телефонограммам и сообщениям о факте смерти не выяснялось. Также не выяснялся вопрос о том, имеются ли основания для продолжения производства по делу в связи с реабилитацией В.

Судебная коллегия указала, что при изложенных обстоятельствах нарушены основные принципы уголовного судопроизводства - законность и состязательность сторон (ст. ст. 7, 15 УПК РФ).

Принимая решение о прекращении уголовного дела в отношении В., суд не установил подлинность телефонограммы от дежурного УВД г. Омска от 19.02.2008.

Вместе с тем в телефонограмме отсутствуют необходимые данные о личности передавшего сообщение об обнаружении В. без признаков жизни.

Согласно справке участкового уполномоченного милиции УВД г. Омска “труп В. был обнаружен в гараже ГСК “Север 45“. Смерть В. наступила в ночь на 18.02.2008“.

Вместе с тем указанное лицо не правомочно устанавливать факт смерти кого бы то ни было.

Достоверные документальные сведения о смерти обвиняемого В. в материалах дела отсутствуют.

При названных обстоятельствах постановление районного суда нельзя признать законным и обоснованным. Судебная коллегия по уголовным делам Омской области отменила судебное решение и направила дело на новое судебное рассмотрение.

Кассационная инстанция отменила постановление суда о

прекращении производства по жалобе гражданина,

обратившегося в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, ввиду

допущенных нарушений уголовно-процессуального закона

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 5 июля 2007 г. N 22-1748

(извлечение)

Постановлением судьи районного суда г. Омска от 01.06.2007 прекращено производство по жалобе гр. Б. на действия старшего следователя по особо важным делам СУ при УВД по Омской области Ш.

Из материалов дела следует, что Б. обратился в суд с жалобой, в которой указал, что 16.05.2007 в его жилище, где также зарегистрирован его адвокатский кабинет, на основании постановления районного суда от 07.05.2007 был произведен обыск.

В судебном заседании Б. просил признать: незаконным проведение обыска в его квартире, являющейся в то же время адвокатским кабинетом; признать недопустимыми доказательства, полученные в ходе проведения обыска; обязать следователя возвратить изъятые в ходе обыска документы и предметы, запретить следователю производить осмотр изъятых документов и предметов.

В обоснование принятого решения суд указал, что жалоба Б. в порядке ст. 125 УПК РФ рассмотрению не подлежит.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос о незаконности постановления от 01.06.2007, при этом не оспаривая законность постановления от 07.05.2007 о даче разрешения на проведение обыска в его жилище. Считает незаконным проведение обыска без получения судебного решения с прямым указанием о разрешении проведения обыска именно в его адвокатском кабинете.

Кассационная инстанция постановление судьи отменила, материалы направила на новое судебное рассмотрение.

Так, Б. просил признать незаконным проведение обыска в его адвокатском кабинете.

Мотивируя прекращение производства по жалобе Б., суд указал в постановлении, что требование Б. о признании незаконным проведения обыска основано на том обстоятельстве, что обыск был проведен на основании постановления суда от 07.05.2007, которое он считает незаконным. Однако оценка законности данного постановления не может быть дана в судебном заседании суда I инстанции, поскольку для этого установлен кассационный порядок обжалования судебного решения.

Вместе с тем из содержания ст. 125 УПК РФ следует, что постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту предварительного расследования.

В соответствии с ч. 5 ст. 125 УПК РФ по результатам рассмотрения жалобы судья выносит постановление о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Из материалов по жалобе видно, что по делу проведено следственное действие - производство обыска в жилище, которое одновременно является для Б. и его адвокатским кабинетом. В связи с этим, несмотря на наличие постановления районного суда от 07.05.2007, требование заявителя о законности указанного следственного действия должно было быть рассмотрено судом по существу, поскольку данное действие затрагивает конституционные права Б.

Поскольку заявленное Б. требование по существу не рассмотрено, постановление нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене, а материал - направлению на новое судебное рассмотрение.

Постановление судьи изменено, из резолютивной части

исключено указание, касающееся неопределенного количества

процессуальных решений

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 24 апреля 2008 г. N 22-1043

(извлечение)

Постановлением районного суда г. Омска от 24.03.2008 жалоба П. частично удовлетворена. Признано необоснованным постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 06.08.2007, вынесенное следователем Л. по признакам отсутствия состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 116 УК РФ, в отношении Г. Постановлено обязать дознавателя и начальника отдела дознания устранить допущенные нарушения закона. В том случае, если имеются иные отказные материалы в отношении Г. по факту от 05.10.2005, то суд постановил их также отменить.

В кассационной жалобе заявитель П. ставит вопрос об отмене постановления судьи. Считает, что суд должен был произвести денежные взыскания в его пользу.

Судебная коллегия изменила постановление, указав следующее.

Жалоба П. рассмотрена в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 125 УПК РФ, по результатам рассмотрения жалоб судья выносит одно из решений, предусмотренное данной нормой, а именно: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение либо об оставлении жалоб без удовлетворения.

Суд удовлетворил жалобу П. и признал незаконным решение об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное дознавателем Л. 06.08.2007, обязав дознавателя и начальника органа дознания устранить допущенное нарушение закона.

Требование заявителя о выплате денежных взысканий не основано на законе, поскольку ст. 125 УПК РФ не предусматривает возможность рассмотрения исковых требований о взыскании денежных средств как в счет возмещения причиненного вреда здоровью, так и в счет компенсации морального вреда.

Вместе с тем в резолютивной части постановления суд обязал органы дознания отменить и иные решения в случае наличия еще каких-либо отказных материалов в отношении Г. по факту, произошедшему 05.10.2005.

В данном случае указание суда касается неопределенного количества решений от 05.10.2005, к тому же не установленных судом, т.к. указание о необходимости их отмены сделано под условием, если таковые обнаружатся.

Судебная коллегия отметила, что данное указание суда не соответствует требованиям закона и подлежит исключению из резолютивной части постановления.

Постановление судьи не может быть признано законным,

поскольку уголовное дело возвращено прокурору по основанию,

не предусмотренному ст. 237 УПК РФ

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 19 июля 2007 г. N 22-1872

(извлечение)

Постановлением районного судьи Омской области уголовное дело в отношении К., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, п. “б“ ч. 2 ст. 158 и п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ, возвращено прокурору района для составления постановления о применении принудительной меры медицинского характера.

Возвращая уголовное дело прокурору по ходатайству защиты в отношении К., суд сослался в постановлении на заключение комплексной судебно-психиатрической экспертизы, которой было установлено, что К. во время совершения инкриминируемых ей деяний не могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Особенности психики лишают ее способности правильно воспринимать имеющие значение факты и давать о них показания, нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа.

В кассационном представлении прокурор ставит вопрос об отмене постановления, поскольку Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает такого основания возвращения уголовного дела прокурору, на которое сослался суд в своем решении.

Кассационная инстанция представление удовлетворила, указав следующее.

Как видно из материалов дела, в ходе судебного разбирательства суд пришел к выводу о необходимости проведения подсудимой К. психиатрической экспертизы. Согласно проведенному заключению К., как во время совершения инкриминируемых ей деяний, так и в настоящее время, не могла и не может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. Она признана нуждающейся в принудительном лечении в психиатрическом стационаре.

При данных обстоятельствах в соответствии с положениями ст. 300 УПК РФ суду следовало продолжить судебное разбирательство и в случае признания совершения подсудимой К. инкриминируемых ей деяний в состоянии невменяемости разрешить вопрос об окончании дела в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 300 УПК РФ.

Судебная коллегия отменила постановление ввиду нарушения судом уголовно-процессуального закона, а дело направила на новое судебное разбирательство в тот же суд на стадию назначения его к рассмотрению.

Суд, отказывая следователю в ходатайстве об избрании

меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении

обвиняемого, не в полной мере учел требования закона и

фактические обстоятельства дела

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 26 августа 2008 г. N 22-2581

(извлечение)

15.08.2008 постановлением городского суда Омской области отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Органом предварительного следствия С. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 132 УК РФ. Уголовное дело в отношении него возбуждено 07.07.2008.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставит вопрос об отмене постановления, поскольку судом не был учтен ряд обстоятельств, способных повлиять на ход предварительного следствия. Указывает, что на потерпевшего и его мать оказывается давление, в их адрес высказываются угрозы со стороны обвиняемого и свидетеля А. Кроме того, обвиняемый не являлся по вызову к следователю, поэтому может скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Судебная коллегия отменила постановление судьи, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, суд указал, что в представленных материалах отсутствуют данные о том, что С. оказывает какое-либо давление на потерпевшего и его мать.

Однако данные выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу.

Так, в соответствии с показаниями потерпевшего Т. его избили и совершили в отношении него насильственные действия сексуального характера именно С. и А. Из этих же показаний следует, что по пути в ГОВД обвиняемый С. сказал ему, что у него будут проблемы. После этого С. позвонил А. по телефону и тот сказал по телефону потерпевшему Т., чтобы он не показывался ему на глаза.

Кроме того, как следует из показаний матери потерпевшего, А. приходил к ней на работу и говорил, чтобы ее сын уезжал из деревни, не то ему будет хуже, что они снова совершат с ее сыном половой акт.

При таких обстоятельствах действия С. и А., направленные на запугивание потерпевшего Т. и его матери, являются совместными и согласованными и, находясь на свободе, обвиняемый С. может оказывать давление на потерпевшего, при этом повлиять на ход предварительного расследования.

По мнению судебной коллегии, суд необоснованно отказал органу предварительного следствия в удовлетворении его ходатайства об избрании в отношении обвиняемого С. меры пресечения в виде заключения под стражу, в связи с чем вынесенное постановление подлежит отмене и направлению на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении ходатайства суду необходимо учесть изложенное выше и принять законное, мотивированное, обоснованное и справедливое судебное решение.

Нарушение права на защиту и необеспечение судом реального

участия защитника в судебном заседании повлекло отмену

судебного решения

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 28 марта 2008 г. N 22-808/08

(извлечение)

По ходатайству Омского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях постановлением районного суда г. Омска от 20.03.2008 в отношении С. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу для обеспечения возможной выдачи Кыргызской Республике.

В кассационной жалобе адвокат в интересах С. просит постановление отменить. Ссылается на нарушение судом права на защиту, поскольку ходатайство об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу было разрешено в отсутствие защитника. Кроме того, обращает внимание, что постановление от 19.04.2000 об объявлении С. в розыск, а также об избрании в отношении него меры пресечения в виде ареста с содержанием под стражей, на которое ссылается суд, в судебном заседании не исследовалось. Отмечает, что прокуратурой запрос в Республику Кыргызстан о подтверждении факта розыска не отправлялся.

В кассационном представлении помощник Омского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях отметил, что постановление подлежит отмене, а дело подлежит направлению на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением права С. на защиту.

Судебная коллегия удовлетворила кассационную жалобу и представление помощника прокурора, указав следующее.

Из материалов дела видно, что СО УВД г. Бишкека Республики Кыргызстан С. обвиняется по ч. 1 ст. 97 УК Кыргызской Республики.

Постановлениями следователя СО УВД г. Бишкека от 19.04.2000 С. объявлен в розыск, в отношении него избрана мера пресечения в виде ареста с содержанием под стражей.

С. осужден приговором Дорогомиловского межмуниципального суда г. Москвы от 22.08.2001 по ч. 4 ст. 228, п. 5 ст. 33 - ч. 1 ст. 327, ч. 3 ст. 327, ст. 69 УК РФ к 8 годам лишения свободы, в связи с чем находится на территории Российской Федерации (отбывает срок наказания) в ИК-12 УФСИН России по Омской области.

Генеральная прокуратура Кыргызской Республики обратилась в Генеральную прокуратуру РФ с требованием о выдаче С.

В силу ст. 466 УПК РФ избрание меры пресечения для обеспечения возможной выдачи лица иностранному государству, которое при этом не представило решение судебного органа об избрании в отношении данного лица меры пресечения в виде заключения под стражу, разрешается в порядке, предусмотренном УПК РФ.

В соответствии со ст. 52 УПК РФ отказ от защитника подозреваемым, обвиняемым заявляется в письменном виде.

Согласно протоколу судебного заседания С. устно отказался от защитника. Более того, отказ от защиты фактически был инициирован судом, а не С. Письменный отказ в материалах дела отсутствует.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что судом не обеспечено реальное участие защитника в судебном заседании, поскольку адвокат не присутствовал в судебном заседании, и в материалах дела нет ордера юридической консультации.

Согласно нормам процессуального права отказ от защитника в судебном заседании может иметь место только при наличии реальной возможности участия адвоката в деле.

Допущенные нарушения конституционных прав С. и норм уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут безусловную отмену судебного решения.

Существенные нарушения норм уголовно-процессуального права

повлекли отмену судебного решения с направлением уголовного

дела на новое судебное рассмотрение

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 14 августа 2008 г. N 22-2404

(извлечение)

Постановлением районного суда Омской области от 31.07.2008 вынесение приговора по уголовному делу в отношении К. отложено и в отношении него избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Кроме того, постановлением районного суда Омской области от 04.08.2008 К. избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, и он объявлен в розыск.

(Постановление от 04.08.2008 рассматривается судебной коллегией в ревизионном порядке).

Из материалов дела следует, что подсудимый К., обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, на провозглашение приговора не явился, в связи с чем судьей вынесено постановление от 31.07.2008 об отложении провозглашения приговора. В отношении К. избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Постановлением от 04.08.2008 К. повторно избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, и он объявлен в розыск.

В кассационной жалобе адвокат С. в защиту интересов подсудимого К. просит отменить постановление от 31.07.2008 как незаконное и необоснованное. Указывает, что 31.07.2008, заслушав последнее слово подсудимого, суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора. Председательствующим было объявлено время оглашения приговора. Вместе с тем, по мнению защиты, суд в нарушение требований ст. 294 УПК РФ, без возобновления судебного следствия и участия сторон, с нарушением тайны совещательной комнаты, судьей было вынесено постановление об избрании в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Судебная коллегия отменила постановление в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального права, указав следующее.

В соответствии со ст. 295 УПК РФ, заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

Перед удалением суда в совещательную комнату участникам судебного разбирательства должно быть объявлено время оглашения приговора.

В соответствии со ст. 298 УПК РФ приговор постановляется судом в совещательной комнате. Во время постановления приговора в этой комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу.

В соответствии с ч. 1 ст. 310 УПК РФ после подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания и председательствующий провозглашает приговор.

Как следует из протокола судебного заседания, 31.07.2008, заслушав последнее слово подсудимого, суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора.

Однако, в нарушение требований ст. ст. 298, 310 УПК РФ,“после возвращения суда в зал судебного заседания приговор не был провозглашен. Без постановления какого-либо определенного решения суд снова удалился в совещательную комнату, по выходу из которой было оглашено постановление, которым провозглашение приговора отложено и в отношении К. избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Таким образом, суд, без постановления какого-либо определенного решения, повторно удалялся в совещательную комнату, что не предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Вопросы отложения судебного разбирательства и избрания меры пресечения в отношении К. были разрешены судьей с нарушением тайны совещательной комнаты, без возобновления судебного следствия и участия сторон.

Кроме того, при наличии неотмененного постановления от 31.07.2008, постановлением судьи от 04.08.2008 без проведения судебного заседания К. повторно избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, и он объявлен в розыск.

Судебная коллегия указала, что допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, в связи с чем судебные постановления подлежат отмене с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение другому судье.

Выводы суда об отказе администрации уголовно-исполнительной

инспекции в удовлетворении представления не основаны на

материалах дела

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 7 августа 2008 г. N 22-2256

(извлечение)

Постановлением судьи районного суда Омской области от 07.08.2008 отказано в удовлетворении представления уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Омской области об отмене условного осуждения Д. Взыскано с осужденного Д. в доход государства расходы за услуги адвоката в размере 316,25 рубля.

Согласно материалам дела Д. осужден приговором районного суда Омской области от 15.11.2007 по п. “в“ ч. 2 ст. 158, ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

На него были возложены обязанности: не совершать административные правонарушения, не менять место жительства без уведомления органов, ведающих исполнением наказания, ежемесячно являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.

Администрация УИИ обратилась в суд с представлением об отмене условного осуждения и исполнении наказания в отношении Д., ссылаясь на то, что он допускает нарушение возложенных на него судом обязанностей.

В кассационном представлении государственный обвинитель выражает несогласие с вынесенным постановлением, считает его незаконным и подлежащим отмене. В обоснование доводов указывает, что условно осужденный злостно уклоняется от отбывания наказания, систематически нарушает возложенные на него обязанности. Считает, что суд необоснованно взыскал с Д. в доход государства расходы за услуги адвоката, поскольку в судебном заседании он отказался от его услуг.

Судебная коллегия отменила постановление судьи, а дело направила на новое рассмотрение, указав следующее.

Согласно ч. 3 ст. 74 УК РФ в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за условно осужденными, может постановить об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

В соответствии с п. 5 ст. 190 УИК РФ систематическим неисполнением обязанностей являются совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом.

Из представленных инспекцией материалов следует, что осужденный Д. в период испытательного срока совершил 4 административных правонарушения, предусмотренных ст. 20.21 КоАП РФ (л.д. 42, 51, 59 личного дела N 89/07 Д.; л.д. 10 дела N 4/8-1/2008). Кроме того, имея возложенную судом обязанность ежемесячно являться на регистрационные отметки в УИИ, Д. в течение 3 месяцев нарушал указанную обязанность. В ходе судебного заседания осужденный пояснил, что не являлся на регистрацию в связи с тем, что употреблял спиртные напитки.

Кроме того, Д. в мае 2008 года нарушил возложенную на него обязанность не менять место жительства без уведомления УИИ, так как в течение 1 месяца проживал по не известному УИИ адресу.

За допущенные нарушения Д. трижды, а именно: 14.05., 20.05. и 05.06.2008, в письменной форме предупреждался об отмене условного осуждения в случае повторного нарушения возложенных судом дополнительных обязанностей.

При таких данных имеются основания для отмены судебного решения по доводам кассационного представления.

Вместе с тем довод представления о незаконности взыскания с осужденного расходов по оплате услуг адвоката является несостоятельным, поскольку постановление об оплате услуг адвоката по защите интересов Д. вынесено в судебном заседании 04.07.2008, кроме того, отвод адвокату осужденным не заявлялся, что подтверждается протоколом судебного заседания.

Судебное решение отменено, поскольку постановление судьи,

принятое по результатам рассмотрения представления

начальника УИИ, не отвечает требованиям уголовного и

уголовно-процессуального законов

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 24 июля 2008 г. N 22-2133

(извлечение)

Постановлением районного суда г. Омска от 20.06.2008 Е. продлен испытательный срок и вменены обязанности: регулярно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства на регистрационные отметки, не совершать административных правонарушений и трудоустроиться.

Согласно материалам дела, Е. судим по приговору от 30.03.2007 по ч. 1 ст. 241, ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Начальник УИИ УФСИН России по Омской области обратился в суд с представлением о продлении Е. испытательного срока на 6 месяцев и вменении осужденному дополнительных обязанностей.

Удовлетворив представление, суд указал, что материалы дела свидетельствуют о неисполнении Е. возложенных на него судом обязанностей.

В кассационной жалобе осужденный выражает несогласие с постановлением, мотивируя тем, что он с 2006 года работает, но официально представить документ об этом не может по независящим от него обстоятельствам. В обоснование доводов представил характеристику с места работы.

Судебная коллегия отменила постановление и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством суд обязан принять все предусмотренные законом меры для полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, установив в судебном заседании юридически значимые для рассматриваемого вопроса обстоятельства, после чего принять мотивированное решение.

По мнению судебной коллегии, данные требования закона судьей выполнены не в полном объеме.

В соответствии со ст. 74 УК РФ основаниями продления испытательного срока, назначенного осужденному приговором суда, могут являться уклонение осужденного от исполнения возложенных на него судом обязанностей или совершение нарушения общественного порядка, за которое было наложено административное взыскание.

Из постановления следует, что суд пришел к выводу об удовлетворении представления начальника исправительного учреждения о продлении испытательного срока и возложении обязанностей на осужденного Е. на основании того, что исследованные в судебном заседании материалы дела свидетельствуют о том, что Е. не исполнял возложенные на него судом обязанности.

Однако, как видно из приговора от 30.03.2007, на Е. при назначении условной меры наказания не возлагались какие-либо обязанности.

В материалах дела отсутствуют сведения о том, что впоследствии постановлением суда или другим судебным решением на осужденного возлагались какие - либо обязанности.

Также в постановлении судья сослался на мнение представителя УИИ, якобы пояснившего, что Е. допускал нарушения порядка и условий отбывания наказания: не являлся в инспекцию для постановки на учет и на профилактические беседы, был подвергнут административному аресту на 10 суток, неоднократно предупреждался об отмене условного осуждения. Однако Е. должных выводов не сделал. Представитель УИИ просит вменить дополнительные обязанности Е.

Согласно протоколу судебного заседания, подобных пояснений представитель УИИ не давал.

Судебная коллегия указала, что, поскольку в обжалуемом постановлении отсутствуют законные основания и мотивы принятого решения, оно не может быть признано отвечающим требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов, поэтому подлежит отмене.

При новом рассмотрении представления начальника УИИ о продлении Е. испытательного срока суду следует принять меры для полного и всестороннего исследования всех обстоятельств дела и принять решение, основанное на законе, при этом необходимо учесть доводы, изложенные в кассационной жалобе осужденного.

Вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную

силу, подлежат рассмотрению даже исполненные приговоры

судов, которые порождают какие-либо правовые последствия,

улучшающие положение осужденного при квалификации и

назначении наказания при постановлении последующих

приговоров суда

Определение судебной коллегии по уголовным делам

Омского областного суда

от 14 августа 2008 г. N 22-2383

(извлечение)

Постановлением Советского районного суда г. Омска от 11.07.2008 Н. отказано в удовлетворении ходатайства о пересмотре приговора районного суда Омской области от 05.08.1998 вследствие издания нового уголовного закона.

Н.,09.08.1992 г/р., ранее судим:

- 05.08.1998 Саргатским районным судом Омской области по п. п. “в, г“ ч. 2 ст. 158, 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

- 08.12.1999 Саргатским районным судом Омской области по п. п. “а, б, г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы. 16.11.2001 освобожден условно-досрочно на 1 месяц 17 дней,

- 07.02.2002 Саргатским районным судом Омской области по ст. 119, 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

- 23.07.2002 Саргатским районным судом Омской области, с учетом постановления Советского районного суда г. Омска от 11.09.2004, по п. п. “а, б, в“ ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 226, 64, 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

- 26.11.2002 Саргатским районным судом Омской области, с учетом постановления Советского районного суда г. Омска от 11.09.2004, по ч. 2 ст. 115, 74, 70 УК РФ с частичным присоединением наказаний по приговорам от 07.02.2002, 23.07.2002, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

- 21.09.2005 Саргатским районным судом Омской области по п. п. “а, в, г“ ч. 2 ст. 161, п. “г“ ч. 2 ст. 112, п. п. “а, в, г“ ч. 2 ст. 161, п. “г“ ч. 2 ст. 112, 69, 70 УК РФ с частичным присоединением наказания по приговору от 26.11.2002, к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд указал, что в соответствии со ст. 396 УПК РФ ходатайства о пересмотре приговора в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ подлежат рассмотрению судом по месту отбывания наказания осужденным, а приговор от 05.08.1998 уже исполнен.

В кассационной жалобе осужденный считает постановление суда незаконным. Полагает, что вывод суда об отсутствии законных оснований для пересмотра приговора, поскольку он исполнен, ошибочен, так как, по его мнению, данный приговор влияет на наказание по последующим приговорам. Считает, что приговор должен быть пересмотрен по месту его освобождения, т.е. в Советском районном суде г. Омска.

Судебная коллегия отменила постановление, а дело направила на новое рассмотрение, указав следующее.

Одним из вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора, является вопрос об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со статьей 10 УК РФ (п. 13 ст. 397 УПК РФ).

В соответствии с ч. 13 ст. 396 УПК РФ вопросы, указанные в пунктах 3, 4, 5, 6, 12, 13 и 19 статьи 397 настоящего Кодекса, разрешаются судом по месту отбывания наказания осужденным либо по месту применения принудительных мер медицинского характера.

Из материалов дела следует, что осужденный Н. в настоящее время отбывает наказание в исправительной колонии N 7, расположенной в Советском административном округе г. Омска. Таким образом, довод суда о том, что ходатайство Н. неподсудно Советскому районному суду г. Омска, не основан на законе.

Согласно ст. 10 УК РФ подлежат рассмотрению даже исполненные приговоры судов, которые порождают какие-либо правовые последствия, улучшающие положение осужденного при квалификации и назначении наказания при постановлении последующих приговоров суда.

Ходатайство осужденного фактически не рассмотрено.

При таких обстоятельствах постановление противоречит уголовному и уголовно-процессуальному закону, поэтому подлежит отмене.