Российские законы

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от 26.11.2009 <Приговор по делу об убийстве и краже чужого имущества отменен и уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что при постановлении приговора не получили оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам>

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 ноября 2009 года

Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Б., кассационным жалобам осужденной В. и потерпевшей Н. на приговор Новоузенского районного суда Саратовской области от 18 сентября 2009 года, которым В. осуждена по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 10 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи, пояснения осужденной В. и ее адвоката Т., поддержавших доводы кассационной жалобы осужденной, мнение прокурора А., поддержавшей доводы представления, судебная коллегия

установила

В. признана виновной в совершении 12 июня 2009 года в г. Новоузенске Саратовской области убийства Н. и в краже чужого имущества при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационных жалобах:

- осужденная В. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре суда, фактическим обстоятельствам дела и назначения чрезмерно сурового наказания. Излагает свою версию происшедшего, согласно которой потерпевший изнасиловал ее, затем не выпускал из квартиры, намереваясь совершить с ней половой акт в извращенной форме, на что она была не согласна, применил к ней насилие, в результате чего она, отбиваясь, нанесла Н. удары по голове сначала статуэткой, а затем после угроз расправиться с ней - сковородой. Утверждает, что умысла на убийство Н. у нее не было, как похитила протезы, она не помнит. Указывает, что суд не принял во внимание и не дал оценки аморальности и противоправности поведению потерпевшего Н., что явилось причиной совершения преступления.

- потерпевшая Н. просит об отмене приговора суда и направлении дела на новое судебное разбирательство ввиду необходимости назначения осужденной более строгого наказания.

В кассационном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Б. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение ввиду нарушения требований ст. 307 УПК РФ, так как суд не указал мотивы, по которым отверг показания обвиняемой В., данные в ходе предварительного следствия, о нанесении ею потерпевшему ударов после ее изнасилования и высказывания намерений совершить с ней насильственный половой акт в извращенной форме. Считает, что В. фактически не признала вину в совершении убийства Н., однако защитник Л. в своей речи в прениях указал о полном признании подсудимой вины.

В возражениях на кассационную жалобу осужденной В. государственный обвинитель Б. просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденной и потерпевшей, кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ и п.п. 3 и 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона РФ от 31 мая 2002 года “Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ“ адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от принятой на себя защиты подсудимого. При этом адвокат не вправе занимать по делу позицию и действовать вопреки воле подзащитного.

Данные требования закона судом нарушены.



Ввиду отказа подсудимой В. давать показания в судебном заседании, в силу положений ст. 51 Конституции РФ были оглашены ее показания, данные на предварительном следствии, согласно которым она сообщила о нанесении ею ударов потерпевшему по голове статуэткой и сковородой из-за того, что тот изнасиловал ее, применил к ней насилие и высказал намерение совершить с ней половой акт в извращенной форме.

Таким образом, данные показания В., положенные судом в основу приговора, свидетельствуют о том, что она фактически не признала вину.

Между тем, из протокола судебного заседания следует, что адвокат Л., осуществлявший защиту интересов В., выступая в прениях, с квалификацией действий последней по ст. 105 ч. 1 УК РФ, предложенной государственным обвинителем, полностью согласился и просил назначить ей минимальное наказание.

В. в последнем слове указала, что не хотела убивать Н., однако суд, вопреки требованиям закона, оставил без внимания обвинительную позицию адвоката, фактически оставившего осужденную без квалифицированной юридической помощи.

Кроме того, в соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.

Однако, суд этих требований закона не выполнил.

Согласно показаниям В., положенным судом в основу приговора, она нанесла удары потерпевшему по голове из-за совершения последним ее изнасилования, применения в отношении нее насилия и высказывания угроз совершения нового преступления. Также В. заявила, что не хотела убивать Н. Данные показания В. не свидетельствуют о том, что последняя, как указал суд, полностью признала вину в совершении убийства Н.

Суд, признав В. виновной в совершении убийства Н., и, положив в основу приговора ее вышеуказанные показания, в нарушение требований п. 2 ст. 307 УПК РФ не привел в описательно-мотивировочной части приговора мотивов, по которым их отверг.

Последующее обвинение В. в краже зубных протезов из полости рта Н. взаимосвязано с обвинением в совершении убийства последнего.

Таким образом, суд при принятии решения не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, что, исходя из положений ст.ст. 379 и 381 УПК РФ, является основанием для отмены приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Оснований для отмены или изменения приговора по мотивам чрезмерной мягкости или чрезмерной суровости назначенного В. наказания, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе потерпевшей, не имеется.

Решая вопрос о мере пресечения обвиняемой В., судебная коллегия считает, что основания содержания ее под стражей являются существенными, обоснованными, не потеряли своего значения до настоящего времени и не усматривается обстоятельств для избрания в отношении ее иной меры пресечения. В. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления. В этой связи избранная в отношении В. мера пресечения в виде заключения под стражу отмене или изменению не подлежит.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:



Приговор Новоузенского районного суда Саратовской области от 18 сентября 2009 года в отношении В. отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, в ином составе судей.

Меру пресечения В. в виде содержания под стражей продлить на 1 месяц до 26 декабря 2009 года.